Анатолий Валевский — Дроппи: Сказка

ВСТРЕЧА  В  ЛЕСУ

В осеннем лесу стоял запах прелых листьев и свежих грибов. Сочные гроздья ягод алели на согнувшихся под их тяжестью ветвях. Клочья холодного тумана медленно ползли между мокрыми стволами деревьев, цепляясь за шершавую кору. Обычно шумные лесные птицы сегодня отсиживались в своих гнездах, прячась от мелкого монотонного дождя, моросящего с самого утра. Лишь изредка сонную тишину прерывал шорох опадающих листьев, да иногда из глубины леса доносился треск: то ли какой-то зверь наступал на сухие ветки (хотя откуда они могли взяться в промокшем насквозь лесу?), то ли сами ломались под собственной тяжестью. Словом, скучно и неуютно в осеннем лесу.

Невдалеке от тропинки, ведущей к подножию гор, под кустом шиповника маленькая девочка что-то мастерила из прутиков и обломков коры. Девочку звали Дроппи. Она была черноволосая и кареглазая. На левой руке у нее был небольшой скромный браслет, украшенный какими-то надписями на неизвестном языке.

Сосредоточенно нахмурив брови, Дроппи строила над муравейником навес, чтобы защитить маленький народец от дождя. Она так увлеклась этим занятием, что не сразу обратила внимание на какое-то невнятное бормотание и шлепание доносящиеся со стороны тропинки. Они становились все громче и отчетливее.

Внезапно раздался громкий треск. Девочка вздрогнула и насторожилась. Послышалось чье-то раздраженное ворчание, какая-то возня, а звук шагов был уже совсем рядом.

Дроппи спряталась за кустом и принялась наблюдать за тропинкой.

В просвете между деревьев мелькнуло что-то мохнатое. Девочка от удивления широко открыла глаза. Да и было отчего — по тропинке, недовольно ворча, шлепал человечек. В этом, конечно, не было ничего удивительного, не считая того, что он шагал до осеннему лесу босиком. Необычное заключалось в том, что человечек этот был мохнатый — с головы до пяток его покрывала густая пушистая шерстка светло-коричневого цвета.

Поначалу Дроппи думала, что он в шубе. Но кто же гуляет в шубе по лесу дождливым днем, да еще и босиком?! Нет, это была не шуба, а самая что ни на есть настоящая шерсть.

Человечек остановился, осмотрелся вокруг и раздраженно пробормотал:

— Веток тут всяких понабросали… Лес какой-то мокрый, всюду лужи.. Дождь идет как заводной… Даже не у кого спросить, как отсюда выбраться…

Человечек потоптался на месте, разочарованно махнул рукой и зашагал дальше, продолжая ворчать:

— Какой-то дикий край… Ни одного приличного заведения, где мог бы отдохнуть усталый путник… Вот не везет, так не везет!

Он уже прошел мимо куста, за которым спряталась Дроппи, когда девочка шагнула вперед и обратилась к нему:

— Я могу вам показать такое заведение…

Мохнатый человечек подпрыгнул от неожиданности, поскользнулся и шлепнулся в лужу.

Дроппи подбежала к нему и помогла подняться. Человечек оказался даже меньшего роста, чем девочка. он сердито посмотрел на нее снизу вверх и, отряхивая воду со своей шерстки, проворчал:

— Во-первых, здравствуйте. Между прочим, приличные люди сначала здороваются, а затем выпрыгивают из-за кустов!

У необыкновенного человечка был такой потешный вид, что Дроппи не удержалась и прыснула со смеху. Тотчас, уперев руки в бока, он строго взглянул на нее и заявил:

— Хихикать, когда кто-то попал в неудобное положение, очень неприлично. к тому же ничего смешного лично я в этом не вижу!

— Ой, извините меня! — воскликнула девочка. — Я совсем не хотела вас напугать, а тем более обидеть.

— Вот еще! — снова возмутился человечек. — Вовсе я и не испугался ни капельки. И обижаться совсем не собирался, тем более на незнакомых людей.

— Тогда давайте познакомимся! — предложила Дроппи.

— Это еще зачем? — подозрительно прищурился человечек и спрятал руки за спину, словно боясь, что девочка схватится за них и будет трясти до тех пор, пока они не отвалятся.

— Ну как это — «зачем»? Чтобы стать знакомыми.

— А потом что?

— Потом я помогу вам найти дорогу. Вы же, кажется, заблудились в нашем лесу?

Человечек гордо задрал подбородок, всем своим видом выражая беззаботность.

— Вовсе и не заблудился! Просто гуляю здесь.

— Но я же сама слышала только что о том, что вы заблудились и не знаете, как отсюда выбраться.

— От кого ты это слышала?

— От вас.

— Неправда. Тебе показалось.

— Но я же слышала!

— Мало ли что ты слышала. Я вот тоже много чего слышал. Но я же не требую от первого встречного, чтобы он назвал мне свое имя!

Дроппи удивленно пожала плечами.

— Ну что ж, если вы не хотите знакомиться… Пожалуй, я пойду. Не буду вам мешать. Гуляйте себе на здоровье.

Увидев, что девочка собирается уходить, мохнатый человечек беспомощно повертел головой, отчаянно засопел и окликнул Дроппи:

— Эй, девочка! Я пошутил. Давай знакомиться.

Дроппи протянула руку и представилась:

— Меня зовут Дроппи-Капелька.

— Какая такая капелька? — удивился человечек.

— Так переводится мое имя. Дроппи — это и есть капелька.

— Теперь понятно. А мое имя — Пеппер…

Человечек пожал руку и смущенно добавил:

— Вообще-то у меня есть еще одно имя. Друзья обычно зовут меня Ворчуном.

— Ну, об этом можно было догадаться. — улыбнулась Дроппи.

Человечек обиженно надулся и глянул на девочку исподлобья.

— Да вы не обижайтесь. У меня ведь тоже есть еще одно имя, — успокоила его Дроппи.

— Какое? — оживился Пеппер.

— Найденыш…

— Вот тебе и на… — мохнатый человечек слегка растерялся, — Ты хочешь сказать, что тебя где-то нашли?

Девочка пожала плечами.

— Во всяком случае так говорят…

— Кто?

— Хозяин трактира.

— А что говорят твои родители?

Дроппи опустила голову и печально сказала:

— У меня нет родителей…

Мохнатый человечек нахмурился и осторожно спросил:

— Что с ними случилось, девочка?

— Я не знаю. Хозяин трактира, в котором я работаю, сказал, что меня нашли в лесу. Я была совсем маленькая и поэтому ничего об этом не помню.

— Так не бывает! — Пеппер почесал в задумчивости кончик носа. -У всех мальчиков и девочек есть родители. Значит и у тебя они тоже должны быть!

Дроппи лишь вздохнула в ответ, а затем, приветливо улыбнувшись, предложила:

— Может быть, вы зайдете в наш трактир и отдохнете?

— Это было бы неплохо, — согласился человечек. — Но в трактире нужно платить деньги, а у меня их нет.

— Ой! — испуганно воскликнула Дроппи. — Если у вас нет денег, то лучше не ходите в трактир. Хозяин на меня рассердится за то, что я вас привела, и накажет!

— Если у тебя такой злой хозяин, то лучше я пойду дальше не задерживаясь. Ты покажешь мне дорогу?

— Конечно…

Девочка отряхнула с короткой курточки дождевые капли и спросила:

— А куда вам нужно?

— Домой, конечно!

— В таком случае скажите, как называатся та местность, где находится ваш дом?

— Смайлтаун.

Дроппи растерянно посмотрела на Ворчуна.

— Я никогда не слыхала такого странного названия.

— Ничего странного в этом названии нет! — возмутился человечек. — Смайлтаун — это город. В нем всегда царит радость и веселье, даже если идет дождь, то обязательно с радугой. Тогда все жители Смайлтауна выходят на улицы и танцуют под дождем.

— Ах, как здорово! — восхитилась Дроппи. — У нас никто и никогда не танцует под дождем.

— Это потому, что у вас дождь холодный, — недовольно проворчал Пеппер. — Я тут с тобой заболтался, а мне уже давным-давно пора домой вернуться! Может быть, ты все-таки покажешь мне дорогу?

— Но я не знаю, где находится ваш замечательный город, — девочка виновато улыбнулась и добавила: — Может быть, вы вспомните, с какой стороны пришли?

— Если бы я пришел сюда, то сам нашел бы обратную дорогу!

— Как же вы попали в наш лес? Можно подумать, — вы с неба свалились.

— Именно так оно и было! — воскликнул Пеппер. — Свалился прямо в этот мокрый холодный лес. Угораздило же меня!

Дроппи с изумлением и восторгом смотрела на маленького мохнатого человечка.

— Неужели вы умеете летать, как птица? — спросила она.

— Если бы я умел летать, то не топтался бы тут по лужам. Просто я летел на воздушном шаре, который упал в этом лесу. Поэтому я здесь, рядом с тобой.

— Ой как здорово! — восхитилась девочка. — Значит, вы построили воздушный шар и отправились путешествовать?

— Да никуда я не отправлялся! — в сердцах топнул ножкой махнатый человечек. -Этот воздушный шар сделали люди, а я просто забрался в корзину, потому что мне было любопытно. Там была какая-то веревочка. Я потянул за нее — и воздушный шар взлетел в небо. Его несло ветром несколько дней. Внизу проплывали реки, озера, города и горы. Я сам не знаю, куда попал! Последнее, что я видел перед падением, — это высокая гора с острой белоснежной вершиной…

Человечек замолчал и обиженно шмыгнул носом.

— Я знаю дорогу к высокой горе! — обрадовалась Дроппи. — Давайте проведу вас к ней.

— Вот это другое дело! — Пеппер приободрился. — Веди меня скорее!

— Только нам придется идти напрямик, через лес, — предупредила девочка.

Ворчун недовольно поежился, глядя на мокрые кусты, через которые предстояло пробираться.

— Напрямик, так напрямик… — вздохнул он. — А нельзя ли по тропинке?

— Если мы пойдем по тропинке, то я не успею вернуться к обеду в трактир, и хозяин очень рассердится. Он накажет меня и запрет на ночь в темном подвале.

— Зачем же тебе к нему возвращаться? — удивился Пеппер. — Если он такой плохой, то уйди от него.

— Куда же я пойду? У меня здесь никого нет, кроме Чоки.

— Это твой друг?

— Да, это мой единственный друг.

— Вот и хорошо. Живи у него.

Дроппи звонко засмеялась. Ворчун тотчас взъерошился.

— Хотелось бы мне знать: что я сказал смешного?

— Ой, вы только не обижайтесь! Дело в том, что Чоки сам живет у меня.

— А твой хозяин разрешает?

— Он ничего не знает.

Пеппер схватился за голову.

— Погоди! Я совсем запутался. Ты мне сказала, что хозяин трактира очень плохой. У тебя здесь никого нет, кроме друга Чоки. Ты не можешь у него жить, потому что он живет у тебя. Но хозяин трактира об этом ничего не знает. Так?

— Так.

— Но как же это может быть? Неужели твой Чоки — невидимка?

— Нет. — Дроппи улыбнулась, затем прошептала: — Просто он очень маленький.

Девочка распахнула курточку и, оттопырив карман старенького, но чистого платьица, ласково позвала:

— Чоки! Покажись! С тобой хотят познакомиться.

В кармане что-то зашевелилось, и из него выглянула пушистая белая мордашка с любопытными черными глазками — бусинками. Две крохотные лапки, похожие на маленькие ручки, вцепились в края кармана. Зверек принюхался, смешно шевеля розовым носиком. Он внимательно осмотрел Пеппера, потом взглянул на Дроппи, чихнул и снова спрятался.

— Вот это и есть твой друг Чоки?! — удивился Ворчун.

— Да.

— Но ведь это самый обыкновенный хомяк!

— Нет. Он необыкновенный. Чоки очень умный и понимает все, что я ему говорю. Кроме того, он белый, как снег, и ласковый, как весеннее солнышко.

Мохнатый человечек задумчиво почесал в затылке, что-то бормоча себе под нос. Решительно махнув рукой, он сказал:

— Послушай, девочка! Если у тебя действительно никого здесь нет, а твой единственный друг всегда вместе с тобой, то, может быть, ты пойдешь со мной?

— Куда?

— В Смайлтаун, естественно.

Дроппи неуверенно улыбнулась.

— А вы возьмете меня с собой?

Пеппер недовольно фыркнул.

— Зачем бы я тебя звал?! Если я говорю, то не зря! И еще вот что… — человечек радостно улыбнулся. — Раз уж мы с тобой отправляемся путешествовать вместе, то можешь обращаться ко мне на «ты»!

— А вы не обидитесь?

— Вот еще! Я же сам тебе предложил. Зови меня Пеппером, или Ворчуном.

— Но ведь Ворчуном вас называют только друзья.

Человечек махнул рукой.

— У нас впереди длинная дорога, — сказал он. — Успеем подружиться!

Сказано-сделано. Дроппи быстренько закончила навес над муравейником, последний раз обвела взглядом знакомый с раннего детства лес и решительно зашагала в сторону гор. Ворчун еле поспевал за ней. Он что-то бормотал себе под нос, шлепая по лужам босыми ногами. Наконец он остановился и сердито топнул ножкой.

— Эй, Капелька! Совсем не обязательно идти так быстро. Если ты потеряешь меня в этом лесу, то кто покажет тебе дорогу в Смайлтаун?

— Извините меня! Я так обрадовалась тому, что увижу настоящий город, что готова бежать!

— Ну тогда ты уж точно меня потеряешь!

— Нет, нет! Я буду стараться идти так, чтобы вы успевали за мной.

— Я-то успею, только ты не спеши, — буркнул Ворчун.

Тропинка, плавно извиваясь, уводила Дроппи все дальше и дальше от лесного трактира и его злого хозяина. Но девочка ни разу не оглянулась. Она с радостью спешила навстречу неизвестности.

Как-то незаметно прекратился назойливый дождь. Вскоре тропинка нырнула в полумрак дремучего соснового бора и запетляла меж высоких стройных стволов. Сосны, словно колонны, подпирали плотный зеленый купол из переплетающихся ветвей. То там, то здесь мелькали пушистые рыжие белочки, заготавливающие на зиму шишки и грибы. Они замирали на мгновение, с любопытством и настороженностью разглядывая путников а затем, успокоенные, вновь принимались за свои хлопоты.

Вдруг рыжий комочек шлепнулся на землю прямо перед девочкой.

Дроппи наклонилась к нему и взяла на руки. Комочек развернулся и оказался маленьким бельчонком. Он уставился на Дроппи и Ворчуна блестящими от любопытства глазенками и смешно пошевеливал носиком, принюхиваясь.

Девочка ласково погладила малыша.

— Вот так всегда! — возмутился Пеппер. — Оставляют детей без присмотра!

— Кто? — удивилась Дроппи.

— Известно кто — родители…

— Почему вы решили, что родители этого бельчонка оставили его без присмотра?

— Ну как же… — Ворчун развел руками. — Где же они? Бедный малыш мог бы и расши… — Мохнатый человечек умолк на полуслове, уставившись на пушистую белку, которая сидела на земле у его ног.

Белка с беспокойством смотрела на бельчонка, умоляюще протянув к наму лапки.

— Иди к маме, малыш! — сказала Дроппи, опуская его на землю.

Бельчонок прыгнул к своей маме, взобрался ей на спину и крепко ухватился за нее. Бельчиха благодарно взглянула на девочку и подбежала к огромной сосне. Рыжей молнией мелькнул по стволу ее пушистый хвост и скрылся где-то высоко среди густых ветвей.

— Хорошо, когда есть родители… — вздохнула Дроппи.

Пеппер только носом шмыгнул, с жалостью посмотрев на погрустневшую девочку. Он подошел к ней и ласково погладил по руке. Внезапно, заметив браслет, Ворчун удивленно провел пальцем по надписи и спросил:

— Скажи-ка мне, Капелька: что это за браслет у тебя на руке, и что на нем написано?

— Я и сама не знаю. Сколько себя помню — он всегда у меня был. Мой хозяин часто рассматривал его, пытаясь прочесть надпись, но у него ничего на получалось.

— Удивительно, что он не отобрал у тебя браслет. Все трактирщики такие жадные!

— Дело в том, что браслет не снимается, — улыбнулась .Дроппи. — Он растет вместе со мной.

— Вот как?! — еще больше удивился Пеппер. — Странно… Ну да ладно, нам нужно идти, а не то мы до вечера не доберемся к Высокой горе.

Дроппи согласно кивнула головой, и они пошли дальше.

Долго ли, коротко ли, но вот уже и горы показались. Древние вершины, покрытые снегом, подпирали облака, но одна из них уходила еще выше, в заоблачный край. это была та самая гора, мимо которой пролетал Ворчун на своем воздушном шаре. Неподалеку от нее проходило заросшее кустарником ущелье. По его дну вилась узенькая тропинка, ведущая на другую сторону гор.

— Неужели ты хочешь сказать, что нам придется идти по этой тропке? — недовольно спросил Пеппер. — А вдруг здесь какой-нибудь страшный зверь прячется?

— В нашем лесу самый страшный зверь — это дикобраз! — рассмеялась девочка.

Она смело шагнула вперед. Пожав плечами, Ворчун зашлепал следом за ней.

В  ПЛЕНУ

Густой кустарник обступил тропинку со всех сторон, а иногда даже нависал над ней зелеными гребнями. Высокие обрывистые стены ущелья отбрасывали прохладную тень.

Дроппи беззаботно шагала по тропе, поглаживая на ходу пушистые ветки, усыпанные белоснежными цветами. Чоки проснулся и, вцепившись передними лапками в край кармана, с любопытством озирался. Пеппер молча топал за девочкой, исподлобья глядя по сторонам.

Внезапно раздался пронзительный свист. Весело щебечущие птички мгновенно умолкли, и в наступившей тишине раздался громкий треск ломающихся веток. Не успели друзья и глазом моргнуть, как их со всех сторон окружили вооруженные до зубов разбойники.

Схватив Дроппи и Ворчуна, они потащили их через кустарник и вскоре втолкнули в огромную темную пещеру, в дальнем конце которой пылал большой костер. Над ним на вертеле жарилась дичь. Вокруг костра сидели бородатые свирепого вида разбойники, среди которых выделялся детина громадного роста с золотой серьгой в ухе. Он восседал на большом плоском камне, как на троне. Это был главарь разбойничьей шайки.

— Ха — ха! — воскликнул он. — Вот и добыча пожаловала!

Разбойники грубо подтолкнули пленников к главарю и стали ждать его решения.

Дроппи и Ворчун испуганно озирались.

Главарь встал, не спеша приблизился к пленникам и, на- смешливо прищурившись, прорычал:

— Ну что, козявки, попались?! Живо выкладывайте свои денежки!

Девочка умоляюще сложила руки и робко пролепетала:

— Господин разбойник, у нас нет ни гроша. Отпустите нас, пожалуйста…

— Как бы не так! — взревел главарь. — Попались — так платите, и нечего притворяться бедняками! А что это у тебя в кармане? — он протянул руку и пошарил в кармане ее платьица.

Внезапно, закричав от боли, разбойник отпрыгнул в сторону, отчаянно размахивая рукой. На большом пальце, вцепившись в него зубками, болтался беленький хомячок. Главарь орал и дергал рукой до тех пор, пока не стряхнул зверька.

Шлепнувшись на пол пещеры, Чоки проворно юркнул в какую-то расщелину между камнями, вовремя увернувшись от громадного сапожища разъяренного разбойника.

— Ах так! — злобно ощерился главарь, уперев в бока свои кулачища. — Вы еще и кусаетесь?! Ну погодите! Тебя, девчонка, мы оставим у себя служанкой, а из этого мохнатого уродца шубу сделаем!

— Ты сам уродец! — огрызнулся Пеппер.

— Ого! — выпучил от удивления глаза разбойник. — Этот зверь еще разговаривает! Здорово, теперь у меня будет говорящая шуба.

Он громко захохотал, а затем приказал своим подручным связать пленников. Разбойники быстро исполнили приказание, положили опутанных веревками Дроппи и Ворчуна в угол пещеры, а сами расселись вокруг костра и принялись веселиться.

— Бедняжка Чоки… — прошептала девочка. — Он, наверное, больно ударился, когда упал на землю…

— Ничего ему не будет, — отозвался Пеппер. — Я сам видел, как он ловко улепетывал от этого бандита. А вот у нас дела плохи! Из меня, например, вообще будут шубу делать…

Мохнатый человечек сердито засопел, а потом раздраженно пробормотал:

— Не хочу быть шубой!

— Ворчун, миленький, мне так страшно! — всхлипнула Дроппи.

— Погоди, на плачь, Капелъка… — попытался успокоить девочку Пеппер. — Может быть, что-нибудь придумаем. Давай послушаем, о чем говорят разбойники.

А разбойники в это время о чем-то спорили между собой. Прислушавшись, девочка и Ворчун поняли, что одни из них предлагают ограбить какую-то колдунью по имени Виспер, другие же — возражали. Спор разгорелся вовсю. Разбойники уже громко кричали друг на друга, размахивая кулаками.

— Говорю я вам: у этой старой карги Виспер полный дом всяких богатств, Если напасть неожиданно, то можно столько добычи хапнуть! — мечтательно вздохнул маленький разбойник с черной повязкой на левом глазу.

— Ну и дубина же ты, Одноглазый! — прорычал верзила, увешанный оружием с головы до пят. — Виспер — это такая колдунья, что вмиг всех нас в жаб превратит, если только узнает, что мы на ее добро позарились! Будем тогда квакать в Цветущих болотах на весь Серый лес. Нет, ты как хочешь, а я к Виспер — ни ногой.

— Сам ты дубина! — огрызнулся Одноглазый. — Откуда же она узнает, если мы нападем неожиданно?

— Виспер все знает! А если и не знает, то может узнать. На то она и колдунья! Говорят, она может не выходя из дома узнать все про любого человека, и даже о том, что он думает. Может быть, как раз в этот момент Виспер слушает твои мысли… Не успеешь и глазом моргнуть, как превратишься в жабу!

Здоровяк громко загоготал, увидев, как испуганно побледнел Одноглазый, и суеверно плюнул через левое плечо.

Постепенно разбойники угомонились и начали укладываться спать. Вскоре все они оглушительно захрапели.

Костер потух, и в проеме выхода из пещеры обозначилось ночное небо, усыпанное перемигивающимися звездочками. Серебристая лунная дорожка протянулась от выхода к ногам связанных пленников, словно указывая им путь к спасению.

Где-то совсем рядом послышался тихий шорох, и Дроппи почувствовала на щеке чье-то дыхание. Повернув голову, она увидела маленькие глазки — бусинки. Шершавый розовый язычок нежно лизнул девочку в носик.

— Чоки! — радостно прошептала она. — Помоги нам, перегрызи веревки, пожалуйста…

Беленький хомячок поднялся на задние лапки. Его ушки встали торчком. Он внимательно прислушался, шевеля маленьким носиком, а затем быстро спустился вниз и, вцепившись в веревку, принялся ее грызть.

Не прошло и минуты, как Дроппи была свободна. Она осторожно поднялась и развязала Ворчуна.

Чоки забрался на свое излюбленное место — в карман старенького платьица, и друзья стали прокрадываться к выходу из пещеры.

Разбойники храпели так громко, что не слышали поскрипывания камешков под ногами беглецов.

Выбравшись из пещеры, Дроппи и Ворчун пустились наутек, да так, чта только пятки засверкали. Остановились, чтобы перевести дыхание, лишь тогда, когда разбойничье ущелье осталось далеко позади.

Небо высветлилось. Наступил рассвет. Дроппи неуверенно осмотрелась вокруг. Когда друзья бежали в темноте, то не заметили, как потеряли тропинку, и теперь стояли посреди леса в окружении высоких деревьев с морщинистыми серыми стволами.

— Ну вот, опять неладно… — недовольно проворчал Пеппер. — Только от разбойников удрали, как в лесу заблудились! Все тут у вас неправильно, кругом одни неприятности и никакого веселья.

— Не волнуйся, Ворчун, — успокоила его девочка. — Дорогу мы обязательно найдем, только…

Дроппи умолкла, недоговорив. Откуда-то из-за деревьев донеслись какие-то странные звуки — потрескивание, сопение и бормотание.

— Что это там? — насторожился Пеппер.

— Сейчас узнаем.

Дроппи осторожно направилась в ту сторону, откуда раздавались загадочные звуки. Мохнатый человечек нерешительно потоптался на месте и последовал за ней.

Выглянув из-за ствола дерева, друзья увидели необычного старичка, который лежал на земле, придавленный обломившейся тяжелой веткой. Старичок был небольшого роста, примерно с Ворчуна. Его лицо было морщинистым, как кора старых деревьев, длинная седая борода запуталась в мелких веточках, а ноги — придавлены большой веткой. Старичок пыхтел, кряхтел, стараясь дотянуться до веточек и распутать бороду или освободить ноги, но безуспешно.

Дроппи кинулась, было, к нему, но Пеппер схватил ее за рукав и задержал.

— Ты куда, Капелька?

— Как — куда? — удивилась девочка. — Человечек в беду попал, нужно выручать!

— А вдруг это разбойник… — тревожно зашептал Пеппер. — Тебе-то что?! А из меня могут шубу сделать…

— Тогда ты здесь посиди, а я пойду сама, — сказала Дроппи.

— Ну уж нет! Сам я тут сидеть не буду!

Ворчун и Дроппи подошли к старичку, который, удидев их, замер, удивленно моргая глазами.

— Сейчас, дедушка, мы вам поможем освободиться! — сказала девочка.

Она ловко распутала старику бороду. Вдвоем с Ворчуном они приподняли ветку и оттащили ее в сторону. Покряхтывая, старичок поднялся с земли.

— Эхе-хе… — вздохнул он. — Угораздило же меня… Спасибо вам за помощь, добрые люди!

— Не стоит благодарностей, — вежливо ответила Дроппи. — Не подскажете ли нам, как выбраться из леса на дорогу?

— Отчего ж не подсказать, только сперва давайте познакомимся. Я лесовик, а зовут меня — Торшон.

— Мое имя — Дроппи, — представилась девочка. — А это Пеппер-Ворчун.

Мохнатый человечек церемонно поклонился.

— Как же вы попали в Серый лес? — удивился Торшон. — Дорога проходит далеко отсюда, а в самом лесу люди не живут. Тут только я да болотник Питчер, а больше никого и нет. Разве что еще колдунья Виспер, но она живет за Цветущими болотами, а я там никогда не бываю.

— А вы знаете к ней дорогу? — спросила Дроппи.

— Я знаю дорогу к болотам. А зачем тебе колдунья?

Девочка рассказала Торшону свою историю и то, что она услышала от разбойников о колдунье.

— Я попросила бы Виспер узнать, где мне искать своих родителей. Может быть, она поможет мне, — закончила свой рассказ Дроппи.

Лесовик, сосредоточенно почесав макушку, сказал:

— Не мое это дело, конечно, но я бы с Виспер не связывался. Колдунья — она и есть колдунья, добра от нее не жди! Хотя, с другой стороны, кроме нее, тебе вряд ли, кто-нибудь сможет помочь… Ладно, — вздохнул он. — Проведу вас к ней.

— Эй, погодите! — взъерошился Ворчун. — Мы так не договаривались! Мы же решили идти в Смайлтаун, зачем же нам колдунья?

— Миленький Ворчун, — улыбнулась Дроппи. — У меня появилась надежда отыскать родителей, как же я могу упустить такую возможность?

— А как же я? — обиделся мохнатый человечек.

— Ты очень хороший, — успокоила его девочка. — Ты мой друг, но я должна найти родителей.

— Гм… ну… если я твой друг, тогда я тоже пойду с тобой! — решительно заявил Ворчун.

— А как же твой дом, веселый город Смайлтаун?

— Ничего, — махнул рукой Ворчун. — Мы еще попадем туда вместе, только немножко попозже. Не могу же я отпустить тебя одну к Виспер!

Дроппи обрадованно обняла мохнатого человечка и звонко чмокнула его прямо в нос. Пеппер вырвался из ее объятий. Взъерошенный, он отпрыгнул в сторону, ворча:

— Вот еще! Телячьи нежности. И нечего меня тискать! Что я тебе — игрушка?! Всю шерсть измяла… А тут еще топать и топать не известно куда… Вот не везет… Ну что ты смеешься?!

Ворчун сердито посмотрел на девочку, которая хохотала до слез, глядя на него.

Лесовик Торшон тоже с добродушной ульбкой. наблюдал за Пеппером.

— Извини меня, — сказала Дроппи, утирая слезы. — Ты такой потешный, когда сердишься.

— Может быть, ты думаешь, что я клоун? — подозрительно прищурился Ворчун.

— Нет, нет! Что ты, я так не думаю!

— Вот и хорошо.

Ворчун сразу успокоился и неожиданно улыбнулся.

— Ну что ж, раз уж мы все решили, то нечего и задерживаться. Идем к Виспер! — заявил он.

Торшон повел своих спасителей самой короткой дорогой к Цветущим болотам, по пути рассказывая про Серый лес и его обитателей. Много забавных и любопытных историй поведал лесовик Дроппи и Ворчуну. За шутками, разговором и не заметили, как пришли.

— А где же болото? — удивился Пеппер, глядя на цветущее поле, на котором кое-где возвышались островки сочного камыша.

— Вот оно, прямо перед вами, — ответил Торшон.

— Ах, как здесь красиво! — восхитилась Дроппи. — Какие чудесные цветы повсюду!

— Цветы я вижу, а болота нет! — заупрямился Ворчун.

— Когда-то, давным-давно, здесь было самое настоящее болото, а комаров — тьма-тьмущая, житья от них не было! Но с тех пор, как тут поселился Питчер, — все изменилось. Это он навел порядок и вырастил цветы!

— А кто такой Питчер? — поинтересовалась Дроппи.

— Питчер — это болотник. Сейчас я вас познакомлю с ним.

Лесовик сложил ладони рупором и громко позвал:

— Эгей! Питчер!

— Иду! — раздалось в ответ.

Послышалось шлепанье босых ног, раздвинулись камыши — и появился болотник, низенький и толстенький, как бочонок. Его зеленоватое лицо расплылось в приветливой улыбке.

— Ах, это ты, дружище Торшон! Рад тебя видеть! — воскликнул он. — А это кто с тобой?

Лесовик рассказал Питчеру о том, какая с ним приключилась беда, и как Дроппи с Ворчуном помогли ему освободиться.

— Ты уж, будь добр, проведи их к Виспер, а то ведь я дорогу через болото не знаю… — попросил Торшон болотника.

— Провести-то я могу, только зачем вам связываться с колдуньей? — спросил Питчер.

— Я надеюсь, что она поможет мне найти родителей, — ответила Дроппи.

— Ну что ж, дело хозяйское, — вздохнул болотник. — Только я с этой каргой не дружу, поэтому доведу вас до ее дома, а знакомиться с ней будете сами. Договорились?

— Конечно! — обрадовалась Дроппи.

Простившись с лесовиком Торшоном, друзья отправились следом за болотником. Питчер повел их неприметной тропинкой. Если бы не болотник, Дроппи с Ворчуном ни за что не нашли бы проход через трясину. Кое-где среди островков камышей поблескивали маленькие озерца, в которых плавали большие белые лилии. Разноцветные бабочки порхали над цветами. Вдыхая чудесный аромат, Дроппи восхищенно произнесла:

— Какая красота! Даже не верится, что это болото…

— Болото это, можете не сомневаться, — откликнулся польщенный Питчер. — Если сделать шаг в сторону, то провалитесь в него по шею, а то и глубже!

— А как же цветы? — удивился Пеппер. — Разве они растут на болоте?

— Эти — растут, — гордо ответил болотник. — Я их сам здесь посадил и ухаживаю за ними каждый день.

— И не боишься утонуть в болоте? — снова поинтересовался Пеппер.

Питчер весело рассмеялся в ответ.

— Что я такого смешного сказал? — тут же взъерошился Ворчун.

— Эх ты, мохнатая голова! Как же я могу утонуть?! Я же болотник и хожу по своим владениям, как ты по земле!

Впереди на тропинку выпрыгнула большущая толстая лягушка. Она выпучила от удивления глаза и глупо квакнула.

— Ква… ква… — передразнил ее Питчер. — Ишь, расквакалась, зеленая. Ану брысь с дороги!

Лягушка обиженно квакнула и, прыгнув в сторону, зарылась в зеленые листья кувшинок. Болотник как самый настоящий хозяин шел впереди и гордо рассказывал о своих владениях.

Чоки лишь один раз выглянул из кармана, стрельнул своими любопытными глазенками туда-сюда и снова скрылся, решив как следует отоспаться.

Впереди показалась сплошная стена камышей. Когда подошли к ней, Питчер остановился и указал на едва приметную тропинку.

— Пойдете по этой тропке, тут уже недалеко, сразу за камышами будет берег. Там стоит дом колдуньи. А я дальше не пойду — не хочу с ней встречаться.

— А что, она очень страшная? — опасливо спросил Ворчун.

— Да не то чтобы страшная… Просто… Не нравится мне она.

Дроппи поблагодарила болотника и, в сопровождении Пеппера направилась по тропинке к дому Виспер.

ВИСПЕР

Идти было и в самом деле недалеко: камыш вскоре расступился — друзья вышли на берег. Прямо перед ними стоял ухоженный двухэтажный домик в окружении цветочных клумб.

— Этот дом вовсе не похож на обитель колдуньи… — засомневался Ворчун.

— Ты, наверное, думал, что он должен быть страшным? — спросила Дроппи.

— Ну, как-то непривычно. Может быть, Виспер добрая колдунья.

— Сейчас узнаем.

Девочка подошла к двери и легонько постучала.

— Иду, иду… — раздалось в ответ.

Изнутри донеслось шарканье подошв, скрипнула дверь, и на пороге, вытирая руки передником, появилась самая обыкновенная старушка.

— Ну-с, зачем пожаловали? — неприветливо спросила она, подозрительно оглядывая незнакомцев.

— Добрый день, бабушка, — обратилась к ней Дроппи. — Нам нужна колдунья Виспер.

— Это я!

Ворчун от неожиданности даже подпрыгнул. Он никак не ожидал, что такая приличная на вид старушка может оказаться колдуньей.

— У меня к вам большая просьба, — начала Дроппи. — Помогите мне, пожалуйста, найти родителей. Говорят, вы все можете…

— Ха… может быть, и могу, только что проку за так помогать. Денежки у тебя есть?

— Нет, — опечалилась Дроппи. — Что же мне делать?

Она в отчаянье протянула к Виспер руки. Колдунья уж было, собралась захлопнуть дверь, но в последний момент заметила на руке девочки браслет и замерла в изумлении. Она мгновенно расплылась в притворной улыбке и ласково пригласила:

— Входи, деточка, в дом, что же ты стоишь?! Авось что-нибудь придумаем.

Ворчун обратил внимание, как при этих словах в глазах колдуньи сверкнуло коварство.

«Ох, не нравятся мне эти глазки!» — подумал он, но вслух ничего не сказал.

Колдунья провела гостей в дом и, усадив на стулья, внимательно выслушала. При этом Ворчун заметил, как она смотрела на браслет Дроппи. Когда девочка закончила свой рассказ, Виспер задумчиво почесала нос, что-то подсчитывая в уме, а затем вкрадчиво произнесла:

— Я, конечно, могу тебе помочь, но это нелегко. За это тебе придется отработать у меня три года… Подумай хорошенько.

— Целых три года! — ужаснулся Пеппер. — Но это же нечестно!

— А тебя не спрашивают! — прикрикнула на него колдунья.

— Ладно, я согласна, — вздохнула Дроппи.

— Вот и славненько, вот и хорошо… — засуетилась старуха, довольно потирая руки. — Сейчас я тебе, деточка, кое- что покажу!

Виспер вынула из печи горшок, в котором булькало какое-то варево, поставила его на стол и бросила внутрь щепотку серого порошка. Тотчас из горшка повалил густой пар и начал собираться в плотное облако.

— А теперь — смотри внимательно!

Старуха принялась колдовать, бормоча заклинания и пританцовывая вокруг стола. Середина облака засветилась, и в нем появилось изображение маленького беленького домика под соломенной крышей. Вокруг дома буйно росли разнообразные цветы невиданной красоты.

«Это, наверное, домик моих родителей!» — догадалась Дроппи.

В это время дверь дома начала открываться. Девочка затаила дыхание, надеясь увидеть родителей. Но в последний момент колдунья взмахнула руками и развеяла облако.

— Остальное я покажу тебе через три года и расскажу, куда идти, — сказала она разочарованной Дроппи.

— Капелька, не соглашайся! — вскричал Пеппер. — Она тебя обманет! Да мы за три года обойдем все города и найдем твоих родителей!

— Нет, — вздохнула девочка. — Мы даже не знаем, в какую сторону необходимо идти. Я останусь. А ты, милый Ворчун, иди домой сам. Зачем тебе здесь томиться три года?!

— Ну уж нет! — решительно топнул ножкой мохнатый человечек. — Одну тебя я не брошу! Я тоже останусь!

Как ни уговаривала Дроппи Ворчуна, но он стоял на своем. Виспер же, наоборот, только радовалась. Еще бы! Вместо одного работника она получила сразу двоих.

Внезапно дверь с треском распахнулась, и в комнату ворвался уродливый мальчик. У него были большущие толстые уши, огромный, как слива, нос, длинные корявые руки и кривые короткие ножки. Вдобавок ко всему он был ужасно грязный, а одежда на нем висела мешком и вся была изодрана в клочья.

Увидев Дроппи и Ворчуна, он изумленно вытаращился на них, а затем, хищно оскалившись, презрительно произнес:

— Фи, девчонка… Будет теперь кого за волосы тягать! А это что за волосатый урод?

— На себя посмотри — тоже мне красавчик отыскался! — огрызнулся Ворчун.

— Вот я тебе сейчас покажу! — мальчишка угрожающе двинулся к Пепперу, сжав кулаки.

— Готри! — сердито прикрикнула на него старуха. — Не смей драться! Это наши работники, они будут здесь жить три года.

— Три года?! Ладно, тогда все еще впереди! — злорадно пообещал мальчишка и отправился куда-то по своим делам.

Виспер провела Дроппи и Ворчуна по дому и объяснила, чем они должны заниматься. Затем она показала маленькую комнатку возле кухни, в которой им предстояло жить. Напоследок колдунья подвела друзей к двери, которая находилась под лестницей, ведущей на второй этаж.

— Запомните хорошенько, — строго-настрого приказала она. — Что бы ни случилось, никогда не смейте открывать эту дверь и заходить внутрь.

— А что там находится? — полюбопытствовал Пеппер.

— Это не твое дело, мохнатый! — отрезала Виспер. — А чтобы ты все-таки не сунул туда свой нос, я на всякий случай повешу на дверь замок.

 

СЛУЖБА  У  КОЛДУНЬИ

 

Дроппи была трудолюбивой и аккуратной девочкой. Она ни минуты не сидела без дела. Ворчун изо всех сил помогал ей. Он очень привязался к девочке. Хотя и ворчал часто в силу своей привычки, но в основном старался подбодрить ее.

Вскоре домик на краю болота засверкал вымытыми стеклами. На окнах появились чистые занавесочки с оборками. Ворчун выкрасил стены в белый цвет.

Вредный мальчишка Готри часто пакостил и делал всякие подлости, исподтишка наблюдая за реакцией Дроппи. Приготовит девочка обед, а он — тут как тут: обязательно банку соли в котел бросит. Только Дроппи высадит на клумбе новые цветы, как тут же Готри их вытопчет. Сколько ни просила его девочка, сколько ни ругался с ним Ворчун, а все без толку. Словом, никакого сладу не было с мальчишкой.

Иногда, когда Виспер куда-то исчезала по своим делам, а Готри не было рядом, Дроппи приходила на берег болота и беседовала с Питчером, который часто приносил девочке рассаду цветов. Как-то болотник в сердцах сказал:

— Эх, будь моя воля, я бы эту каргу в жабу превратил!

— А ты можешь?

— Конечно, я же болотник! Но Виспер — колдунья, она сильней меня. Вот если бы она потеряла свою колдовскую силу…

— Что об этом говорить… — вздохнула Дроппи.

Она часто видела, как старуха заходила в таинственную комнату и подолгу сидела там, шурша бумагой и бормоча заклинания. Конечно же, Капельке было любопытно, чем занималась колдунья в запретной комнате, но так как она от природы была девочкой скромной и воспитанной, то не смела подглядывать. Зато Ворчун, невзирая на упреки и уговоры Дроппи, старался вовсю. Он подглядывал, и подслушивал, но так ничего и не узнал.

— Вот ведь хитрющая бабка, — недовольно ворчал Пеппер.

Виспер не следила за девочкой и ее другом. Она была уверена, что Дроппи никуда не денется, потому что хочет узнать о своих родителях. Может быть колдунья не стала бы даже разговаривать с ней, или превратила бы незваных гостей во что-нибудь (а уж это она умела делать), но Дроппи нужна была ей такой, какая есть.

Дело в том, что браслет на руке девочки был не простой, а волшебный. Лишь она одна могла им воспользоваться в день своего пятнадцатилетия, который наступал через три, года. Вот почему Виспер назначила Дроппи трехлетний срок службы. Колдунья старалась особенно не обижать девочку, надеясь хитростью заставить ее сделать то, что хотелось Виспер.

Тем временем пришла зима. Все вокруг укутал пушистый снег. Питчер куда-то подевался.

Забот у Дроппи и Ворчуна прибавилось. Теперь им чаще приходилось отправляться в лес за дровами, потому что из-за наступивших холодов нужно было чаще топить. По утрам с шутками и смехом девочка и мохнатый человечек дружно очищали двор от снега. А вечером, сидя у печки, рассказывали друг — другу разные истории или пели песни.

Дроппи шила себе новое платье, потому что из старого она уже выросла. Девочка хотела и для Ворчуна пошить курточку, но он наотрез отказался, заявив, что его собственный мех — самая лучшая в мире шуба.

Чоки целыми днями спал, а ночью разгуливал по дому, исследуя все закоулки. Вскоре он подружился с мышами, живущими в подвале, и теперь у Дроппи появились добровольные помощники. Пока девочка спала, мыши суетились по дому, подбирая крошки и мусор. Так что когда она просыпалась, ей оставалось лишь вымыть полы. За это благодарная Дроппи поставила в угол за шкафом блюдце, в которое клала для мышей разную еду.

Постепенно вредный Готри все меньше и меньше делал пакости Дроппи. Иногда, притаившись за дверью, он подолгу слушал, как девочка поет и жалел о том, что не может с ней подружиться из-за своего уродства и упрямого характера.

Наверное, все дело в том, что Готри был сиротой. Отца он не помнил, а мать умерла еще тогда, когда он был совсем маленьким. Его никто не воспитывал и никто о нем не заботился. Так он себе и рос без присмотра, слоняясь по городским улицам, стал грубияном и задирой.

Как-то раз, в город, где жил Готри, наведалась Виспер. Мальчик не знал о том, что она колдунья. Увидев ее, Готри увязался следом, дразня и кривляясь. Он не отставал от колдуньи. И тогда она подкараулила его в пустынном переулке и, засунув в мешок, унесла к себе домой. Тут она наложила на Готри заклятье, превратив его в уродца, и оставила у себя в услужении. Но так как характер у мальчика был скверный, Виспер не могла с ним сладить, а потому, махнула на все рукой, решив попозже сделать из него злого колдуна, тем более, что характер у Готри был для этого как раз подходящий.

ДРУЖБА

Снег на дворе постепенно начал подтаивать. В полдень заплакали сосульки, роняя на землю хрустальные слезы, словно прощаясь с зимой. Наступила весна.

Дроппи каждый день бегала в лес искать проталинки, на которых вот-вот должны были появиться первые подснежники. Повеселевшие птички радостным пением встречали трудолюбивую девочку, которую полюбили все многочисленные обитатели леса. Для каждого из них у нее бьли припасены гостинцы: для птичек — хлебные крошки, для зайчат — морковка и капустные листья, для оленей — пучок сена. Никого не забывала Дроппи-Капелька.

Вечером, как всегда сидя у печки, девочка вышивала узор на маленькой подушечке. Разомлев у огня, Ворчун дремал, сладко посапывая.

Присев у приоткрытой двери, Готри с интересом наблюдал за Дроппи, которая начала тихонько напевать:

 

Где-то там, вдали,

На краю земли,

Где цветы кругом,

Мой родимый дом.

Сердцем верю я —

Там моя семья

Летом и зимой

Ждет меня домой.

Скоро я вернусь,

Низко поклонюсь,

Обниму своих

Близких и родных…

 

Неожиданно Дроппи послышались всхлипывания. Она насторожилась. И в самом деле за дверью кто-то плакал. Девочка отложила в сторону вышивку, на цыпочках подошла к двери и выглянула.

На полу, прислонившись к стене спиной, сидел Готри и горько плакал.

Сердечко Дроппи дрогнуло от жалости к бедняге. Она протянула руку и ласково погладила его по взлохмаченной голове.

— Готри, почему ты плачешь? — спросила Дроппи.

Мальчик взглянул на нее горестными глазами, размазывая по грязным щекам слезы, вскочил и бросился, было, бежать, но Дроппи удержала его, поймав за руку.

— Скажи мне, в чем твоя печаль? — снова спросила девочка. — Может быть, я смогу тебе помочь…

— Не нужна мне ничья помощь! — угрюмо ответил Готри. — Да и помочь мне никто не сможет…

— Заходи на кухню, — пригласила Дроппи. — Я тебя горячим чаем напою… посидим побеседуем, глядишь — тебе и полегчает.

Она потянула Готри за рукав, и он нехотя пошел за ней. Дроппи усадила мальчика на скамеечку, подала чашку с чаем, а сама устроилась напротив. В это время проснулся Пеппер и от изумления вытаращил глаза.

— Это кто еще? — глуповато спросил он.

— Готри, — ответила Капелька.

— Сам вижу — не слепой!

— Зачем же спрашиваешь?

— Я хотел спросить: что он тут делает?! Ишь какой — пакости всякие нам устраивает, а потом сидит себе спокойненько и чаи попивает!

Готри виновато опустил голову. По всему было видно, что ему очень стыдно. Он даже собрался, было, уйти, но Дроппи его задержала.

— Как тебе не стыдно, Ворчун?! Разве ты не видишь, что ему очень плохо!

Хотя Пеппер и ворчал порой не в меру, но сердце у него было доброе. Поэтому, сразу забыв о прошлых обидах, он забеспокоился.

— А что случилось? Может быть, можно чем-нибудь помочь?

Ворчун и Дроппи принялись расспрашивать мальчика, и он постепенно поведал им обо всем, что с ним приключилось.

Заканчивая свой печальный рассказ, Готри горестно вздохнул:

— Один я на всем белом свете… Нет у меня ни родных, ни друзей, да и кто захочет дружить с таким уродом?!

Он низко опустил голову и заплакал. Глядя на него, Дроппи и Ворчун тоже едва не заплакали, до того им стало жаль бедняжку.

— Не плачь, Готри, — сказала девочка. — Хочешь, я буду с тобой дружить?

— И я тоже! — подхватил Ворчун и тут же добавил: — Если ты, конечно, не будешь делать подлости.

Слезы на глазах мальчика сразу же высохли. Он удивленно посмотрел на Ворчуна и Дроппи, а затем недоверчиво спросил:

— Это правда? Вы и в самом деле будете со мной дружить?

— Конечно, — успокоила его Дроппи.

Готри улыбнулся такой радостной улыбкой, что на мгновение показалось, что уродство исчезло.

— Послушай, Готри, — обратился к нему Ворчун. — А нельзя ли найти какое-нибудь заклинание, чтобы тебя расколдовать?

— Нет, — снова погрустнел мальчик. — Колдунья наложила на меня такое страшное заклятье, что я теперь всю жизнь буду уродцем. Она хотела сделать меня колдуном, когда я вырасту…

— Ты не огорчайся, может быть, мы что-нибудь придумаем или разузнаем тайком от Виспер. А дружить мы и так будем. Самое главное — чтобы сердце было доброе!

Из кармана платья высунулась заспанная мордашка Чоки. Он как раз собирался в свои ночные странствия. Увидев Готри, Чоки настороженно уставился на него, шевеля носиком. Мальчик протянул руку и бережно погладил хомячка. Успокоившись, Чоки выбрался из кармана, спустился на пол и бодренько побежал в подвал, где его уже поджидала веселая мышиная компания.

— Готри, давай я тебе рубашку подлатаю, — предложила Дроппи. — А то она вся изодрана.

— И умыться не помешало бы, — добавил Ворчун. — Сейчас я водичку принесу.

Пока Дроппи ставила на рубахе заплатки, он подогрел воду, налил ее в таз и, достав мыло, объявил:

— Готово, можешь умываться!

К тому времени, когда Готри привел себя в порядок, рубашка была готова. Он одел ее и посмотрел на себя в зеркало.

— Ну вот, совсем другое дело! — удовлетворенно сказал Пеппер.

Почти до самого утра друзья чаевничали на кухне, рассказывали друг другу всякие интересные истории. А когда уже расходились, договорились свою дружбу держать в секрете от Виспер.

Ложась спать, Готри счастливо улыбнулся, но потом, печально вздохнув, прошептал:

— Ах какая хорошая и симпатичная девочка, а я такой урод…

На следующий день Виспер подозрительно посмотрела на Готри и ехидно поинтересовалась:

— Что это ты сегодня такой чистенький — уж не влюбился ли в девчонку?

Памятуя об уговоре не выдавать секрет дружбы, мальчик презрительно скривился.

— Вот еще! — ответил он. — Больно она мне нужна! Просто надоело грязным ходить.

— А… Ну, это другое дело, — успокоилась Виспер. — И правильно. Зачем тебе эта девчонка, когда ты должен готовиться к тому, чтобы стать колдуном!

И она направилась в таинственную комнату, заперев за собой дверь.

— Эй, Готри, — окликнул его Ворчун, выглядывая из кухни. — Иди сюда, пока карга не видит. Мы тебя сейчас покормим.

Готри зашел на кухню.

Дроппи уже вовсю хозяйничала у плиты. Пахло свежими блинчиками и малиновым вареньем. Ворчун поставил на стол перед Готри большою чашку с молоком и придвинул к нему поближе тарелку с румяными блинчиками.

— Ешь, а я пока постерегу, чтобы колдунья не застала нас врасплох.

— Интересно, что это Виспер делает в той комнате? — задумчиво пробормотал Готри. — И почему туда запрещено ходить?

— Наверное, она там сокровища прячет, — решил Ворчун.

— Ну, сокровища нам ни к чему, — сказала Дроппи. — Вот если бы там были какие-то волшебные чудеса — было бы здорово!

— Послушай, Капелька, — оживился Ворчун. — А что если мы тайком стащим у колдуньи ключ и наведаемся в эту комнату, когда ее не будет дома?

Готри покачал головой и с сожалением произнес:

— Ничего не выйдет. ключ привязан к цепочке, которую она носит на шее и никогда не снимает.

— Да… незадача… — Ворчун почесал затылок, пожал плачами и, спрыгнув со стульчика, объявил:

— Айда в лес! Может быть, мы сегодня найдем первые подснежники.

Быстренько убрав на кухне, друзья осторожно выскользнули из дома и побежали наперегонки в лес.

Весна быстро брала свое. За несколько дней снег растаял, зазеленела травка, появились первые листочки. Солнышко пригревало все сильней.

Снова объявился болотник Питчер. Дроппи познакомила его с Готри и рассказала печальную историю мальчика. Так у него появился еще один друг.

Время бежало день за днем. Незаметно наступило лето, а за ним и осень. Прошел год службы у колдуньи. Дроппи немного подросла и еще больше похорошела. Готри чувствовал, что она ему очень нравится, но он тут же вспоминал о своей уродливой внешности и от этого очень страдал.

Часто, забравшись на чердак, Готри часами мечтал а том, как было бы здорово, если бы он стал обыкновенным мальчиком. Иногда он плакал от горя.

Снова наступила зима, а за ней. и весна. Уже половину срока отслужила Дроппи у Виспер. Несколько раз она обращалась к старухе с просьбой показать родителей, но колдунья, хихикая, отвечала:

— Ишь какая хитренькая! Я тебе покажу, а ты потом сбежишь. Нет уж — дудки! Пройдет положенный срок, тогда и покажу.

— Я не убегу, честное слово!

Но колдунья была подлой обманщицей и никогда не держала слова. Поэтому она даже и предположить не могла, что кто-нибудь может быть честным.

Как-то раз Ворчун заметил, что Чоки вернулся со своей очередной прогулки изрядно запачканным — в его шерстке застряли комочки земли.

— Ах ты, поросенок, — добродушно усмехнулся он.

Взяв хомячка на руки, Пеппер заботливо почистил его, разгладил измятую шерстку. Но на следующий день все повторилось. Чоки снова был грязным. Сколько Ворчун ни чистил хомячка, каждый раз он все равно возвращался замызганным. Прошла неделя, другая… Наконец Ворчун не выдержал и решил проследить за Чоки, чтобы узнать, куда тот бегает.

Вечером, когда стемнело, хомячок как всегда выбрался из кармана и деловито побежал к двери. Ворчун отправился за ним. Выбежав из дома, Чоки завернул за угол. Тут у задней стены рос густой кустарник.

Ворчун осторожно выглянул из-за угла и увидел десятка два мышей, поджидавших Чоки. Когда хомячок подбежал к ним, они радостно запищали, а затем дружно забрались в кустарник.

«Любопытно, что они там делают? — подумал Пеппер. -Ладно, сейчас все равно темно, и я ничего не увижу. Наведаюсь сюда завтра днем».

На следующее утро, когда Виспер куда-то ушла, Ворчун забрался в кустарник и обнаружил там самый настоящий ход. От изумления он даже присвистнул.

— Интересно, куда же он ведет?

Встав на четвереньки, Пеппер забрался внутрь и пополз вперед. Вскоре забрезжил слабый свет. Подобравшись поближе, человечек увидел над головой доски. Сквозь щели между ними пробивался свет. Ворчун уперся руками в одну из них, и она со скрипом приподнялась. Выглянув из образовавшейся дыры, он с удивлением обнаружил, что оказался в комнате, где еще ни разу не бывал.

— Так это же, наверное, та самая запретная комната! — догадался Ворчун. — Хорошо, что колдуньи сейчас нет дома. Даже страшно подумать, что бы она со мной сделала, если бы здесь застала.

Опустив доску на место, он выбрался из подземного хода и вернулся в дом, отряхивая шерстку. Дроппи и Готри нигде не было, а Пепперу так хотелось рассказать им о подземном ходе, что он от волнения съел полбанки варенья.

Хлопнула входная дверь, по коридору протопали башмачки, и в кухню, держась за руки, вбежали запыхавшиеся Дроппи и Готри.

— Капелька, что я тебе сейчас скажу — упадешь! — заговорщически произнес Ворчун, делая большие глаза.

— Что случилось?

— Я только что побывал в запретной комнате!

— А как ты замок открыл? — удивился Готри.

— Да я его вовсе не открывал. В комнату ведет подземный ход!

— Откуда он взялся?

— Чоки прорыл вместе с мышами. Скоро должна вернуться Виспер, поэтому сегодня мы туда не пойдем. Дождемся подходящего случая. Как только колдунья снова куда-нибудь уйдет, все вместе наведаемся в эту комнату. Там столько интересного!

Но Виспер как назло целую неделю никуда не отлучалась, сидела в своей комнате и что-то бормотала — наверное, занималась своими колдовскими штучками. Друзья изнывали от нетерпения.

Наконец наступил долгожданный день. С утра колдунья объявила о том, что вернется к вечеру и чтобы к этому времени была натоплена баня, потому что она решила попариться.

Дождавшись, пока Виспер скрылась вдали, друзья бросились к подземному ходу.

ТАИНСТВЕННАЯ  КОМНАТА

Подняв доску, Ворчун первым забрался в комнату, а затем помог Дроппи и Готри. Друзья с любопытством оглядывали помещение. Вдоль стен стояли шкафы, набитые всякой всячиной: сушеными травами, веточками и кореньями, стеклянными баночками, горшочками и шкатулочками, в которых хранились разнообразные порошки. На полках лежали древние свитки и толстые книги, покрытые серой пылью. Под потолком на длинных нитках висели засушенные летучие мыши, лягушки и рыбьи головы. А с углов, сидя в пыльных гамаках, злобно таращились на непрошенных гостей большие жирные пауки.

Посреди комнаты стоял огромный темный стол. Одну половину его занимали стеклянные колбочки, банки и трубки, наполненные разноцветными жидкостями, на другой лежала раскрытая книга, рядом с которой в черном подсвечнике стояла большая свеча.

— Фу, как тут грязно! — поморщился Пеппер. — Ну и неряха эта Виспер!

— Может быть, немножко уберем? — несмело предложила Дроппи.

— Ты что, Капелька! — испугался Готри. — Тогда. она сразу догадается, что мы здесь побывали. Наоборот, нужно ничего не трогать, чтобы не оставить никаких следов.

— Верно, — согласился Ворчун.

Он обернулся назад и вдруг испуганно попятился, воскликнув:

— Ой-е-ей, сейчас он меня клюнет!

Готри и Дроппи быстро оглянулись и тотчас испуганно прижались друг к другу — на тумбочке, расправив серые крылья и раскрыв острый изогнутый клюв, сидел большущий филин. Он уставился на друзей желтыми немигающими глазами. Казалось, филин вот-вот бросится на Ворчуна.

Неожиданно Готри громко рассмеялся:

— Ха-ха-ха! Это же чучело!

Мальчик смело подошел к филину и похлопал его по голове.

— Вот видите — совсем не страшно!

— Да, теперь-то не страшно, — ворчливо согласился Пеппер. — А поначалу я думал, что он меня заклюет… У-у, противное чучело, напугало меня!

Тем временем Дроппи подошла к столу и заглянула в книгу.

— Ой, посмотрите, что здесь нарисовано… — удивилась она.

Готри и Ворчун подбежали к ней.

— Ну и что, — сказал мохнатый человечек. — Браслет какой-то. Подумаешь — эка невидаль!

— Так это же точно такой браслет, как мой!

Дроппи подняла руку, показывая свой браслет. Он и нарисованный. в книге были похожи как две капли воды.

— Ну и дела! — присвистнул от удивления Готри. — Выходит, это не простой браслет, раз он нарисован в колдовской книге.

— То-то я приметил: Виспер на него засматривается, — вспомнил Ворчун. — А хитрющая какая, даже словом не обмолвилась. Ведьма, да и только! Жаль, что я читать не умею, а то сейчас узнали бы, что это за браслетик…

— Ничего, я умею, — успокоила его Дроппи. -Я научилась, когда работала у трактирщика.

Девочка склонилась над книгой и начала вслух читать:

— … этот волшебный браслет открывает заветную дверь в чудесную Страну Исполнения Желаний. Дверь находится… — Дроппи замолчала.

Пеппер нетерпеливо топнул ножкой.

— Почему ты умолкла? Скорее читай дальше!

— Не могу, тут страница оборвана…

Ворчун уткнулся носом в книгу и разочарованно воскликнул:

— Вот так всегда! Ну почему мне не везет?! Это ж надо — волшебная страна, где исполняются желания, а где дверь в нее — неизвестно! Ворчун чуть не заплакал от огорчения.

— Я совсем один, нет у меня ни родных, ни близких… — лепетал он.

— Ну что ты, — попыталась успокоить егоДроппи. — У тебя есть мы — твои друзья. Мы тебя любим.

— Оно-то так, — согласился Пеппер. — Вы прекрасные друзья, спору нет. Но я всегда хотел встретить кого-нибудь такого же, как я. Когда ты прочла об исполнении желаний, я так обрадовался. У меня появилась надежда найти себе подружку, такую же, как я, ворчушку. А потом у нас с ней было бы много маленьких ворчунят. Да что там говорить теперь, когда мы не знаем, где эта дверь находится…

Ворчун в отчаянье махнул рукой. Дроппи ласково погладила его и мягко произнесла:

— Не отчаивайся. Придет время, и мы узнаем, где эта дверь.

Она снова вернулась к столу и принялась листать книгу в надежде отыскать еще какие-нибудь сведения о браслете. Ворчун и Готри с надеждой заглядывали через ее плечо, хоть и ничего не могли понять, да и сама Дроппи не всегда понимала, о чем говорится в книге. Некоторые записи в ней были сделаны на неизвестном языка, а другие хоть и состояли из понятных слов, вместе читались, как сущая абракадабра. Наверное, это были какие-то колдовские заклинания. Девочка даже не хотела их читать и быстрее переворачивала страницы.

Так незаметно и время пролетело. Пора было возвращаться. Дроппи снова открыла книгу на той странице, где был нарисован браслет. Друзья внимательно проверили, не осталось ли каких следов, спустились в подземный ход и отправились обратно.

К приходу Виспер все было готово — и баня натоплена, и ужин приготовлен.

Вернувшись домой, колдунья первым делом направилась в запретную комнату. Затаив дыхание, друзья ждали ее появления. Но Виспер зашла на кухню в хорошем расположении духа.

Все облегченно вздохнули — значит она ничего не заметила.

С тех пор так и повелось: как только старуха куда-нибудь отправлялась, Дроппи, Ворчун и Готри тут же забирались в запретную комнату. Иногда, когда ее друзья были заняты, девочка сама целыми часами сидела за столом Виспер, читая все книги подряд. Так, например, она узнала, что у колдунов на голове растет мерцающий волосок, который виден лишь ночью. Именно в этом волоске сосредоточена вся колдовская сила. Если его вырвать, то колдун лишается своего могущества.

«Как же обнаружить мерцающий волосок на, голове Виспер?» — часто размышляла Дроппи, но ничего не могла придумать. На ночь колдунья запиралась в спальне на втором этаже, поэтому даже нечего было мечтать проникнуть к ней тайком.

А время шло, незаметно пролетело три года. Дроппи выросла и превратилась в красивую девушку. Готри влюбился в нее окончательно, но не смел признаться из-за своей уродливой внешности.

До пятнадцатилетия Дроппи оставалось три дня. Готри ушел в лес, а Виспер, как обычно, отправилась куда-то по своим темным делам, и Дроппи с Ворчуном решили забраться в запретную комнату. Но не успели они открыть книгу, как дверь распахнулась, и на пороге появилась колдунья. Она неожиданно вернулась, потому что забыла кое-что из своих колдовских штучек. Увидев Ворчуна и Дроппи, Виспер чуть не лопнула от ярости.

— Как вы посмели зайти в эту комнату?! Негодяи! Да я из вас котлету сделаю! — закричала она, топая ногами.

Колдунья схватила одной рукой Дроппи, другой — Ворчуна и потащила их к подвалу.

Пеппер изворачивался изо всех сил, пытаясь укусить Виспер за руку, но никак не мог изловчиться.

Открыв дверь в подвал, колдунья швырнула девушку и мохнатого человечка вниз, а сама подбоченясь, стала на пороге.

— Ну что, много вы узнали из моих книг? — грозно спросила она.

— Что надо, то и узнали! — огрызнулся Ворчун, потирая ушибленную руку.

— Госпожа Виспер, отпустите нас, пожалуйста, — взмолилась девушка. — Все равно уже заканчивается срок моей службы. Вы же обещали помочь мне найти родителей!

— Ха-ха! — хохотнула колдунья. — Глупая доверчивая девчонка! Я и не собиралась тебя отпускать. Ты должна открыть для меня волшебную дверь в Страну Исполнения Жаланий!

— Но я не знаю, где она находится.

— Ничего, зато я знаю все! Фея цветов подарила тебе в день рождения этот магический браслет. Он — ключ к чудесной двери.

— Это мы и сами знаем, — пробурчал Пеппер.

— Зато вы не знаете остального! Узнав о браслете, хитрый трактирщик украл тебя, Дроппи, темной ночью и увез далеко в лес. Ты была совсем маленькой и ничего не помнишь. А потом попала ко мне. Через три дня тебе исполнится пятнадцать лет, и тогда браслет откроет заветную дверь. А пока вы у меня будете сидеть взаперти, чтоб не сбежали!

Виспер захлопнула дверь и задвинула тяжелый засов.

В это время вернулся Готри. Услышав о том, что случилось, он не знал, что и делать, испугавшись за друзей. Но рассерженная колдунья не обратила внимания на его странное поведение. Она приказала Готри стеречь дверь и не разговаривать с пленниками.

Конечно же, колдунья осталась дома. Она решила больше никуда не отлучаться до дня рождения Дроппи.

Вечером Виспер отдала Готри последние распоряжения и отправилась к себе, закрывшись изнутри.

Когда из спальни колдуньи раздался громогласный храп, Готри осторожно отодвинул засов и, приоткрыв дверь, тихонько позвал:

— Капелька! Ворчун! Выходите быстрее!

Сначала из темноты появилась испуганная мордашка мохнатого человечка. Он подозрительно огляделся по сторонам, а затем спросил:

— А где старая карга?

— Уже дрыхнет. Слышишь, как храпит?

— У-у, ведьма проклятая! — возмутился Пеппер. — Чтоб она лопнула от своей злости!

Вслед за Ворчуном из подвала выбралась Дроппи.

— Бегите, пока старуха спит, — сказал Готри.

— А как же ты? — обеспокоился Ворчун. — Давай вместе убежим.

— Нет, я останусь — попытаюсь ее задержать, сколько смогу. Да и зачем мне с вами бежать? Все равно надо мной все будут смеяться.

— Нет, бежать бесполезно, — решила Дроппи. — Колдунья нас отыщет, где бы мы ни были. Да и ночью, в темноте, мы далеко не убежим.

— А что же делать? — растерялся Пеппер.

— Нужно пробраться в спальню и вырвать у Виспер из головы мерцающий волосок, тогда она потеряет свою колдовскою силу и не сможет нам навредить.

— Молодец, Капелька! — одобрил Пеппер. — Так и сделаем.

Он шагнул в сторону ведьминой спальни, но внезапно остановился.

— А как мы попадем к ней в спальню? — растерялся Пеппер. — Ведь она закрывается изнутри…

— Сейчас попробуем… — ответила Дроппи.

Она оттопырила карман платьица и тихо сказала:

— Чоки, нам нужна твоя помощь…

Тотчас появилась пушистая мордашка хомячка. Он внимательно выслушал девушку, пискнул в знак согласия и, спустившись на пол, юркнул в подвал.

— Куда же он? — удивился Готри.

— За подмогой, — объяснила Дроппи. — Засов тяжелый, Чоки сам с ним не справится.

Вскоре хомячок вернулся, и не один — за ним семенила целая гурьба серых мышей. Они прошмыгнули под дверь и скрылись в спальне Виспер. Послышалась какая-то возня, царапанье острых коготков — и вскоре дверь медленно открылась.

На засове, уцепившись друг за друга, виноградной гроздью висели мышки и Чоки.

Ворчун и Готри бережно подхватили их и опустили на пол. Хомячок тут же забрался в карман Дроппи, а его помощницы улизнули обратно в подвал.

ПОГОНЯ

Друзья на цыпочках вошли в спальню колдуньи. На широкой дубовой кровати, громко храпя и присвистывая, спала Виспер в ночном колпаке на галове.

— Что же нам делать? — в отчаянье прошептала Дроппи. — Как теперь добраться до волоска?

— Придется рискнуть, — решил Готри. — Попытаемся осторожно стащить колпак с ее головы.

Подкравшись к постели, друзья притаились за спинкой кровати у изголовья. Готри легонько потянул за кисточку колпака, но он плотно сидел на голове колдуньи. На помощь пришла Дроппи. Она слегка поддела край колпака. Готри снова потянул, и он начал сползать. Друзья обрадовались. Но тут Виспер заворочалась во сне, что-то бормоча, снова натянула колпак на самые уши и повернулась набок.

Ни живы, ни мертвы Дроппи, Ворчун и Готри затаились, присев за спинкой кровати.

Виспер еще что-то пробормотала и снова захрапела. Друзья опять принялись за дело. Но и в этот раз едва только колпак начал сползать, Виспер заворочалась и вновь нахлобучила его.

Сколько ни пытались они стащить колпак, ничего не получалось.      За окном начало светлеть. Близился рассвет. Издалека — из-за Цветущих болот, донеслось едва слышное пение петуха.

— А… была-не была! — решился Готри.

Он резко дернул за кисточку колпака и сорвал его с головы колдуньи.

— Есть! — воскликнул Ворчун и обеими руками вцепился в мерцающий волосок, который светился сиреневым сиянием. Виспер проснулась и, еще не понимая, что происходит, начала подниматься.

— Быстрее, Ворчун, рви его! — не выдержав крикнула Дроппи.

— Что такое? — взревела колдунья. — Как вы сюда попали?

В этот момент, мохнатый человечек вырвал колдовской волосок, дернув его так, что сам шлепнулся на пол.

Вскочив с кровати, Виспер устремилась к Пепперу, отшвырнув Готри и Дроппи, пытавшихся ей помешать. Ворчун бросился наутек. Колдунья бежала за ним, крича:

— Караул! Измена! Грабят!

Готри поставил ей подножку, и Виспер, упав со всего маху на пол, покатилась кубарем, визжа и осыпая проклятиями Дроппи, Готри и Ворчуна.

Воспользовавшись этим, мохнатый человечек подбежал к окошку, распахнул его настежь и выбросил мерцающий волосок.

Порыв свежего ветра подхватил его и унес неведомо куда.

Первый луч восходящего солнца скользнул в окно и упал на окаменевшую от ужаса колдунью. Тотчас она начала преображаться. Ее нос вытянулся и загнулся к подбородку. На щеке выросла громадная волосатая бородавка. Волосы на голове встали дыбом, а изо рта показался желтый клык. В одно мгновение Виспер превратилась в страшную горбатую костлявую каргу.

— Скорей! Бежим! — крикнула Дроппи, хватая за руку своих друзей.

Выскочив из комнаты, они сбежали по лестнице и бросились к Цветущим болотам. Ужасная ведьма преследовала их по пятам, щелкая зубами и подвывая от ярости.

— Не уйдете! — рычала она. — Все равно догоню и обглодаю ваши косточки добела!

Не оглядываясь, беглецы мчались по тайной тропинке через болото. Готри, бежавший последним, подхватил комок грязи и швырнул его в колдунью. Грязь залепила ей глаза, она остановилась на мгновение, протирая их.

Дроппи, Ворчун и Готри бежали не останавливаясь, но вскоре сзади вновь послышалось сопение и злобное бормотание настигающей их карги.

— Питчер! На помощь! — жалобно закричала Дроппи.

— Я здесь! Что случилось? — раздалось впереди, и из камыша выглянул встревоженный болотник.

— Питчер, миленький, спаси! За нами гонится Виспер!

— Что же делать? — заметался болотник. — Эх, если бы она не была такой могущественной колдуньей…

— А мы вырвали у нее из головы мерцающий волос, — сообщил Пеппер. — Теперь она уже не колдунья!

— Это другое дело, — обрадовался болотник. — Сейчас я с ней мигом управлюсь!

Он вышел на тропинку и встал на пути приближающейся Виспер, которая, завидев его, злобно зарычала:

— Убирайся прочь с моей дороги, болотная пиявка, пока я тебя не растоптала!

Но Питчер даже не шелохнулся. Когда карга приблизилась уже почти вплотную, он поднял над головой руки и нараспев произнес:

— Кардамарон! Самдория! Брубикус!

Голубоватое облачко окутало Виспер с головы до пят, а когда растаяло, вместо колдуньи на тропинке сидела большая пучеглазая жаба, испуганно таращась на смеющихся Дроппи, Готри, Ворчуна и Питчера.

— Поделом тебе, противная карга! — крикнул Пеппер. — Будешь знать, как других заколдовывать и подлости делать!

Питчер повернулся к жабе и строго произнес:

— Нечего тут рассиживаться! Живо убирайся в болото и больше не попадайся мне на глаза, а не то отдам тебя цаплям на съедение!

— Фу, она такая противная, что, наверное, цапли откажутся… — съехидничал Ворчун.

Жаба испуганно шарахнулась в сторону и забилась под листья болотных растений.

— Ну что ж, друзья, нет больше коварной колдуньи Виспер! — сказал Питчер. — Теперь вы можете поселиться в ее доме и быть его хозяевами.

— Да, — согласилась Дроппи. — Может быть, я бы так и поступила…

Девушка на мгновение умолкла.

— А что тебе мешает? — удивился болотник. — Дом хороший. Мы с Торшоном поможем вам: посадим большой сад, цветы разведем!

— Спасибо тебе, Питчер! Ты такой добрый, но… я хочу найти своих родителей.

— Вот именно! — поддержал ее Ворчун. — Даром что ли мы на колдунью три года спину гнули?!

— Но ведь она так и не сказала, где живут родители Дроппи. Как же вы их найдете?

От этих слов друзья немного приуныли. Но тут в разговор вмешался Готри. Он нежно взял девушку за руку и сказал:

— Не печалься, Капелька. Мы будем повсюду ходить вместе с тобой и расспрашивать всех о твоих родителях до тех пор, пока не отыщем их. Верно, Ворчун?!

— Еще бы! — подтвердил Пеппер. — Я, например, самым лучший расспрашиватель на свете!

— Хорошо, — одобрил Питчер. — Тогда я проведу вас через Цветущие болота, а дальше уже Торшон покажет вам путь к ближайшему городу.

С этими словами он повел друзей по тропинке через свои цветущие владения.

На другом краю болота, присев на бугорке, отдыхал лесовик. Увидев своих знакомых, он несказанно удивился. А узнав от Дроппи и ее друзей, что Виспер больше нет, очень обрадовался.

— Теперь наш край не будет пользоваться дурной славой, — заключил он.

Друзья попрощались с Питчером, который пожелал им счастья и удачи. Вслед за Торшоном они отправились через Серый лес к дороге, ведущей в город.

Когда из-за кустарника донесся топот копыт и скрип телег, лесовик остановился и сказал:

— Дальше вы пойдете сами, а мне не положено показываться людям на глаза.

— Но мы же тебя видели! — удивилась Дроппи.

— Вы — это другое дело, — возразил Торшон. — Вы мне помогли, и у вас добрые сердца. А там, на дороге, разные люди встречаются.

— Прощай, Торшон, — сказала Дроппи, обнимая лесовика. — Я всегда буду помнить тебя и Питчера.

— Прощай и ты, Капелька, — ответил лесовик. — Желаю тебе поскорей отыскать своих родителей!

Простившись с Ворчуном и Готри, он исчез за деревьями.

ИСПОЛНЕНИЕ  ЖЕЛАНИЙ

Дроппи, Ворчун и Готри шагали по широкой дороге, которая прямой полосой пересекала долину, сплошь покрытую цветами. День клонился к вечеру. От дальней гряды высоких гор наползали мягкие сумерки. Кое-где на потемневшем небосводе замерцали первые робкие звездочки. Справа от дороги показался большой стог сена.

— Все идем, идем… — забурчал Пеппер. — У меня, между прочим, ноги не железные, да и жарковато в такой шубе, как у меня.

— Надо будет тебя постричь, — предложил Готри. — Может быть, тогда тебе будет легче?!

Ворчун резко остановился, словно наткнулся на невидимую преграду, и вытаращил глаза.

— Кого это вы стричь собрались?! — возмутился он.

— Тебя.

— Еще чего выдумали! Что я вам, комнатная собачонка?!

Пеппер топнул ногой и гордо задрал подбородок.

— Я ни разу в жизни не стригся и не собираюсь! — заявил он.

— Поэтому ты такой лохматый, — засмеялся Готри.

Ворчун сердито засопел, но тут вмешалась Дроппи.

— Не нужно ссориться, друзья, — примирительно сказала она. — Пеппер прав. Мы действительно устали, да и ночь уже вот-вот наступит. Пора о ночлеге подумать.

— Чего тут думать, когда рядом целая куча сена, — пробормотал Ворчун. — Тут и заночуем.

Друзья согласились с его предложением и наперегонки бросились к стогу. Покувыркавшись и насмеявшись вдоволь, они угомонились и улеглись на свежее сено, глядя на звездное небо. Чоки тут же отправился исследовать место ночлега, и только шуршание указывало его путь. Где-то поблизости бодро застрекотали сверчки. Аромат распускающихся ночных цветов плыл над сонной землей. Заложив руки за голову, Дроппи любовалась жемчужинами звезд. Едва слышно она начала напевать:

Ночь соткала покрывало

Из серебряных лучей.

Задрожала и упала

С неба звездочка в ручей.

В чаще леса заблудился

Одинокий светлячок.

Опустился и раскрылся

Сон, как сказочный цветок.

Даже сверчки, словно зачарованные мелодичным голосом девушки, умолкли. Тихо посапывал носом уснувший Ворчун. Готри еще пытался сопротивляться сонной дреме, но отяжелевшие веки сомкнулись, и он тоже заснул. А Дроппи продолжала петь.

Спят игрушки под подушкой.

Спит березка у окна.

Зацепившись за верхушку,

Спит полночная луна.

На ресницах, словно птицы,

Притомившись, сказки спят.

До утра сомкнув страницы,

Книжки выстроились в ряд…

Легкое дуновение теплого ветерка ласково коснулось щеки девушки, Она повернула голову набок и замерла в изумлении. Рядом с ней стояла прекрасная молодая женщина в мерцающих одеждах, Она улыбнулась и нежным, как весенний ручеек, голосом произнесла:

— Здравствуй, дитя! Ты пела так проникновенно, что я не удержалась и пришла узнать, кто ты?

— Меня зовут Дроппи-Капелька, — ответила девушка поднимаясь и робко поинтересовалась. — А кто вы?

Прекрасная незнакомка улыбнулась и поманила Дроппи к себе.

— Я — фея этой цветочной долины, не бойся меня.

Девушка шагнула вперед, доверчиво протянув к фее руки. И в этот момент фея изумленно вскрикнула:

— Ах, не может быть!

Она бросилась к растерявшейся Дроппи и склонилась над ее рукой, пристально разглядывая браслет.

— Да, да… все сходится, — пробормотала фея.

Она с радостным удивлением взглянула на девушку и спросила:

— Знаешь ли ты, дитя, что за браслет у тебя на руке?

— Мне известно лишь то, что он волшебный и открывает дверь, за которой исполняются желания… — неуверенно ответила Дроппи. — Но больше я ничего не знаю.

— Зато я знаю! Ведь это именно я подарила тебе в день рождения волшебный браслет и сама одела его на твою руку. Но темной ночью тебя похитили, и с тех пор о тебе ничего не было известно. Расскажи мне, где ты была все эти долгие годы?

Фея усадила девушку на сено и сама присела рядом. Слово за слово — Дроппи рассказала ей о своей жизни в лесу у злого трактирщика, о встрече с Ворчуном, о разбойниках и колдунье Виспер. Когда девушка закончила свой рассказ, она умоляюще сложила ладони и попросила:

— Госпожа фея, помогите мне отыскать родителей!

— Завтра ты встретишься с ними в том городе, куда вы направляетесь.

— А как я узнаю их?

— Не волнуйся, сердце подскажет тебе. А сейчас ложись-ка спать…

Фея взмахнула рукой, и в воздухе вспыхнули золотистые искорки. Тотчас Дроппи почувствовала, как сон одолевает ее. Она опустилась на сено и уснула.

На следующее утро Капелька поведала друзьям, о чем ей рассказала фея цветов, и они отправились в путь. Долго ли — коротко ли, пришли они в незнакомый город и принялись бродить по улицам, разглядывая диковинные дома с башенками и куполами.

На одной из улиц девушка неожиданно замерла на месте. Сердечко ее забилось чаще. Она увидела впереди маленький чистенький домик в окружении пышных цветов. Это был тот самый домик, который Дроппи видела в колдовском облаке Виспер.

Не веря своим глазам, она медленно приблизилась к нему.

Ворчун и Готри, переглянувшись, последовали за ней.

Но вот дверь дома отворилась, и на порог вышла красивая женщина, похожая на Дроппи, но гораздо старше. Увидев девушку, она побледнела и еле слышно прошептала:

— Доченька моя, ты ли это?

Дроппи бросилась в ее объятия. На шум из дома вышел отец Дроппи. Узнав в чем дело, он заплакал от радости.

Долгих пятнадцать лет искали родители свою дочку. Они уж, было, и вовсе отчаялись увидеть ее когда-нибудь. И вот теперь неожиданно она сама вернулась к ним, да не одна, а с добрыми друзьями.

Радости родителей не было границ. До поздней ночи потчевали они дорогих гостей, рассарашивали обо всех испытаниях и приключениях, выпавших на их долю.

Когда часы на башне центральной городской площади пробили полночь, за окном тихонько звякнул хрустальный колокольчик, и в дверь негромко постучали.

— Кто бы это мог быть так поздно? — удивился отец.

Он открыл дверь, и в дом впорхнула, как легкий мотылек, прекрасная фея цветов.

— Ну вот, все в сборе! Пришел назначенный час! — объявила она.

Фея поцеловала Дроппи и, взяв ее за руку, сказала:

— Идите за мной!

Словно зачарованные, все последовали за феей.

Она вела их по улицам ночного города, и стайка светлячков освещала им путь. Вскоре впереди показалась мрачная громада древнего замка, который стоял заброшенным уже несколько столетий. Когда все подошли к бронзовым дверям, потемневшим от времени, фея обратилась к Дроппи:

— Дитя, подойди к дверям и открой их…

— Но они такие большие и тяжелые, что я, наверное, не смогу их даже с места сдвинуть, — засомневалась девушка.

— А ты попробуй, — улыбнулась фея.

Дроппи шагнула вперед и прикоснулась к двери. Тотчас браслет вспыхнул розовым сиянием. Золотом полыхнула на нем волшебная надпись. Бронзовые двери дрогнули и створки с тяжелым скрипом отворились.

Там, за дверью, был чудесный сказочный мир.

— Идите туда, — сказала фея. — И будьте счастливы!

Дроппи, ее родители, Готри и Ворчун шагнули в дверь и очутились на цветущей залитой солнечным светом лужайке. Чуть поодаль возвышался прекрасный белокаменный замок. Перед ним стояли улыбающиеся люди и приветливо махали руками.

Вдали виднелись белоснежные горы, к подножию которых примыкал густой зеленый лес. Повсюду пели птицы и порхали разноцветные бабочки.

Звякнул хрустальный колокольчик, и тут Готри начал преображаться. Он подрос, раздался в плечах. Все его уродство исчезло. Перед Дроппи стоял красивый стройный юноша, нежно глядя на нее.

Девушка смущенно улыбнулась и залилась румянцем.

— Ну и дела! — изумился Ворчун. — Готри, да ты у нас, оказывается, просто красавчик!

Ворчун снова повернулся к замку и от неожиданности едва не шлепнулся на траву.

— Глазам своим не верю! — изумленно воскликнул он. — Неужели и моя мечта сбывается?!

Навстречу ему шла мохнатенькая улыбающаяся Ворчушка с розовым бантиком на голове…

Поделиться сказкой с друзьями:
Добавить комментарий
Читать сказку "Анатолий Валевский — Дроппи" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.