Эно Рауд — Муфта, Полботинка и Моховая Борода: Сказка

Встреча у киоска

Однажды у киоска с мороженым случайно встретились трое накситраллей: Моховая Борода, Полботинка и Муфта. Все они были такого маленького роста, что мороженщица приняла их поначалу за гномов.

Были у каждого из них и другие занятные чёрточки. У Моховой Бороды — борода из мягкого мха, в которой росли хоть и прошлогодние, но всё равно прекрасные ягоды брусники. Полботинка был обут в ботинки с обрезанными носами: так удобнее шевелить пальцами. А Муфта вместо обычной одежды носил толстую муфту, из которой торчали только макушка и пятки.

Они ели мороженое и с большим любопытством разглядывали друг друга.

— Извините, — сказал наконец Муфта. — Возможно, конечно, я и ошибаюсь, но, сдаётся мне, будто в нас есть что-то общее.

— Вот и мне так показалось, — кивнул Полботинка.

Моховая Борода отщипнул с бороды несколько ягод и протянул новым знакомым.

— К мороженому кисленькое хорошо.

— Боюсь показаться навязчивым, но славно было бы собраться ещё как-нибудь, — сказал Муфта. — Сварили бы какао, побеседовали о том о сём.

— Это было бы замечательно, — обрадовался Полботинка. — Я охотно пригласил бы вас к себе, но у меня нет дома. С самого детства я путешествовал по белу свету.

— Ну совсем как я, — сказал Моховая Борода.

— Надо же, какое совпадение! — воскликнул Муфта. — Со мной точно такая же история. Стало быть, все мы — путешественники.

Он бросил бумажку от мороженого в мусорный ящик и застегнул «молнию» на муфте. Было у его муфты такое свойство: застёгиваться и расстёгиваться с помощью «молнии». Тем временем и остальные доели мороженое.

— Вам не кажется, что мы могли бы объединиться? — сказал Полботинка. — Вместе путешествовать гораздо веселей.

— Ну конечно, — с радостью согласился Моховая Борода.

— Блестящая мысль, — просиял Муфта. — Просто великолепная!

— Значит, решено, — сказал Полботинка. — А не съесть ли нам, прежде чем объединиться, ещё по мороженому?

Все были согласны, и каждый купил ещё по мороженому.

Потом Муфта сказал:

— Между прочим, у меня есть машина. Если вы ничего не имеете против, она станет, образно говоря, нашим домом на колёсах.

— О-о! — протянул Моховая Борода. — Кто же будет против?

— Никто не будет против, — подтвердил Полботинка. — Ведь так приятно ездить на машине.

— А мы поместимся втроём? — спросил Моховая Борода.

— Это фургон, — ответил Муфта. — Места всем хватит.

Полботинка весело присвистнул.

— Порядок, — сказал он.

— Ну и славно, — облегчённо вздохнул Моховая Борода. — В конце концов, как говорится, в тесноте, да не в обиде.

— И где же стоит этот дом на колёсах? — спросил Полботинка.

— Около почты, — сказал Муфта. — Я тут отправил десятка два писем.

— Два десятка! — поразился Моховая Борода. — Вот это да! Ну и друзей у тебя!

— Да нет, совсем наоборот, — смущённо улыбнулся Муфта. — Я пишу никаким не друзьям. Я сам себе пишу.

— Сам себе посылаешь письма? — удивился в свою очередь Полботинка.

— Понимаете, мне страшно нравится получать письма, — сказал Муфта. — А друзей у меня нет, я бесконечно-бесконечно одинок. Вот и пишу всё время сам себе. Вообще-то я пишу до востребования. Отправляю письма в одном городе, потом еду в другой и там их получаю.

— Ничего не скажешь, это очень своеобразный способ вести переписку, — заключил Моховая Борода.

— Очень остроумно, — подтвердил и Полботинка. — Возьмём ещё по мороженому?

— Конечно, — согласился Моховая Борода.

— Я тоже не против, — сказал Муфта. — Я даже полагаю, что мы могли бы разочек попробовать шоколадного. Правда, оно чуточку дороже обыкновенного сливочного мороженого, но ради такой неожиданной и замечательной встречи стоит не пожалеть копейку.

Каждый купил по шоколадному мороженому, они молча принялись лакомиться.

— Сладко, — сказал наконец Моховая Борода. — Даже слаще, чем обыкновенное мороженое.

— Угу, — подтвердил Полботинка.

— Очень-очень вкусно. Ну, просто изумительный кисель, — сказал Муфта.

— Что? — Моховая Борода удивлённо взглянул на Муфту. — О каком киселе ты говоришь? Мы ведь едим шоколадное мороженое, или я ошибаюсь?

— Ох, извините, пожалуйста, — смущённо сказал Муфта. — Само собой разумеется, мы едим шоколадное мороженое, а никакой не кисель. Но стоит мне разволноваться, как я тут же начинаю путать названия сладостей.

— Почему же ты волнуешься, когда ешь шоколадное мороженое? — удивился Моховая Борода. — Чего тут волноваться?

— Да я вовсе не из-за мороженого волнуюсь, — объяснил Муфта. — Меня взволновало знакомство с вами. Это приятное волнение, как говорится. Всю жизнь я провёл в ужасном одиночестве. И вдруг нахожу таких замечательных спутников, как вы. От такого кто угодно разволнуется.

— Может быть, — сказал Полботинка. — Меня, во всяком случае, шоколадное мороженое тоже волнует. Вы только посмотрите: я весь трясусь от волнения.

И в самом деле, он сильно дрожал, а лицо просто посинело.

— Ты же простудился, — сообразил Моховая Борода. — Эх, не на пользу пошло тебе мороженое.

— Вероятно, да, — согласился Полботинка.

— Не стоит больше есть мороженое, — испугался Муфта. — Разве что взять несколько стаканчиков про запас. У меня в фургоне есть холодильник.

— Ну да! — воскликнул Моховая Борода.

— Вот здорово! — обрадовался Полботинка. — Мы возьмём с собой приличный запас недель на восемь.

— Одно плохо, — продолжал Муфта, — холодильник работает, когда машина стоит. А на ходу электричество раскаляет холодильник до невозможности.

— Мгм… — хмыкнул Полботинка. — Значит, мороженое мгновенно растает?

— Конечно, — сказал Муфта.

— В таком случае разумнее отказаться от этой мысли, — задумчиво произнёс Моховая Борода.

— И мне кажется, что это самое правильное, — сказал Муфта. — Но я не хочу навязывать своё мнение.

— Мои ноги сейчас превратятся в ледышки, — сказал Полботинка. — Может быть, удастся отогреть их в холодильнике у Муфты?

— Что ж, двинемся, — сказал Моховая Борода. — Честно говоря, я уже давно горю желанием посмотреть машину Муфты.

— Спасибо, — почему-то сказал Муфта.

И они зашагали.

Машина Муфты

Небольшой красный фургон, как и говорил Муфта, действительно стоял у самой почты. Вокруг него собралась толпа мальчишек, а также взрослых. Они наперебой пытались отгадать марку машины; впрочем, это никому не удавалось.

Не обращая внимания на любопытных, Муфта подошёл к машине и распахнул дверцу.

— Будьте любезны, прошу вас, — пригласил он своих спутников.

Те не заставили себя упрашивать, и все трое проворно влезли в машину.

— О-о! — воскликнул Моховая Борода, оглядываясь. — Ух ты!

Других слов он не сумел найти.

Полботинка восхищённо промолвил:

— Здорово!

— Будьте как дома, — улыбнулся Муфта.

— Дом, дом… — с отсутствующим видом прошептал Полботинка. — Это слово ещё слаще, чем шоколадное мороженое. Наконец-то бесконечные странствия привели меня домой!

От каждой мелочи в машине Муфты веяло теплом. Словно это была не машина, а маленькая уютная комнатка.

Тщательно застеленная кровать была покрыта красивым пёстрым одеялом. На столике у окна стояли фарфоровая ваза с прекрасными цветами и портрет самого Муфты в аккуратной рамке под стеклом.

— Моё лучшее я, — заметил Муфта.

Висели здесь и другие фотографии, в основном из жизни птиц и зверей. Моховая Борода с большим интересом принялся разглядывать эти картинки, а Полботинка решил, что и ему надо сфотографироваться.

Вдруг Муфта забеспокоился.

— Если уж совсем честно, — сказал он, — то должен признаться: у меня, кроме моей кровати, есть только раскладушка. Кому-то из нас придётся спать на полу. Предлагаю делать это по очереди.

Моховая Борода протестующе замахал рукой:

— Я ни разу в жизни не ложился в постель. Всегда сплю на свежем воздухе, охотнее всего где-нибудь в лесу.

— Неужели даже зимой? — недоверчиво спросил Муфта.

— И зимой тоже, — сказал Моховая Борода. — К тому времени, как выпадет снег, я настолько обрастаю бородой, что холода бояться нечего.

— Ну, тогда всё в порядке, — обрадовался Полботинка.

Но едва он это произнёс, как зашёлся в приступе кашля. Прошло много времени, прежде чем он смог проронить хоть одно слово.

— Ты простыл, вот и раскашлялся, — сказал Моховая Борода. — Впредь тебе надо есть поменьше мороженого.

— Совершенно верно, — согласился Полботинка, всё ещё кашляя. — Мороженое — корень всех зол. Стоит мне попробовать этого проклятого мороженого, и начинается такая история.

— Почему же ты не откажешься от мороженого, если оно так плохо действует на тебя? — поинтересовался Муфта. — Ведь существуют тысячи других лакомств.

— Кисель, например, — ядовито ухмыльнулся Полботинка. — Не могу же я всю жизнь есть один кисель! Да и мороженое было очень вкусное.

— Хватит болтать, — решительно произнёс Моховая Борода. — Надо что-то предпринять. Здесь можно вскипятить воду?

Муфта утвердительно кивнул:

— Кипятильник у нас есть. Кухня за занавеской.

Он отдёрнул занавеску, и все увидели висящий на крюке мощный кипятильник с длинным проводом. Тут же была полка с посудой, кастрюлями, сковородками и прочей кухонной утварью. Стоял здесь и холодильник, о котором говорил Муфта.

— Этот кипятильник — гордость нашего хозяйства, — продолжал Муфта. — Он может вскипятить целое озеро. К сожалению, он работает, только когда машина едет. Честно говоря, это довольно хлопотно. Не очень-то удобно, понимаете ли, управляться одновременно и с баранкой, и с кипятильником.

Но Моховая Борода сказал:

— Теперь нас трое. Ты можешь спокойно крутить свою баранку, а уж мы с Полботинком приглядим за кипятильником.

— Неужто и впрямь будем варить кисель? — оживился Полботинка. — Как это прекрасно!

Моховая Борода усмехнулся.

— Не можешь же ты всю жизнь есть один кисель! — сказал он. — Сегодня мы сварим кое-что горьковатое. Совсем горькое.

— Но послушай… — начал Полботинка, однако его возражения потонули в новом приступе кашля.

На сей раз он закашлялся так сильно, что из-за пазухи у него что-то выпало и покатилось по полу. Это была маленькая деревянная мышка на четырёх колесиках.

— Какая прелестная игрушка! — воскликнул Муфта.

— До сих пор она была моим единственным спутником, — улыбнулся Полботинка, когда кашель отпустил его. — Иногда я вёл её за собой на верёвочке, чтобы веселей было путешествовать, вдвоём лучше.

— Как я тебя понимаю! — сказал Муфта. — Да и кто лучше меня может тебя понять. Ведь и я вынужден был влачить тяжкий груз одиночества. Как я тебя понимаю! Простая маленькая игрушка была тебе другом в бесконечных скитаниях, и, когда вокруг бушевали суровые ветры, такая маленькая, она согревала твоё одинокое сердце.

Моховая Борода мало-помалу начал проявлять нетерпение.

— Ну, а теперь за дело, — заторопил он. — Не то Полботинка ещё захлебнётся от кашля.

Полботинка сунул мышку обратно за пазуху и хмуро глянул на Моховую Бороду.

— Что за горькую гадость ты собираешься варить?

— Естественно, отвар из оленьего мха, ягеля, — решительно ответил Моховая Борода. — Во всём мире нет лучшего лекарства от кашля, чем такой отвар.

— Ни капельки не сомневаюсь, — вновь вмешался Муфта. — Но где ты собираешься раздобыть этот мох? Насколько я знаю, он растёт далеко не везде.

Моховая Борода лукаво подмигнул:

— Посмотри-ка внимательно на мою бороду. Нет ли там как раз того, что нам нужно?

— А ведь точно есть! — воскликнул Муфта.

И у Полботинка сразу прекратился очередной приступ кашля — словно лишь один вид оленьего мха оказал такое замечательное действие. Но несмотря на это, казалось, что Полботинка не очень-то верит в целебные свойства отвара. Он исподлобья взглянул на Моховую Бороду и спросил:

— Разве тебе не жалко расставаться с клочком бороды? Дыра не украсит твою бороду.

— Вовсе и не нужно выдирать этот мох из бороды, — разъяснил Моховая Борода. — Вскипятим воду, а затем я засуну конец бороды прямо в кипяток. Так всё, что нам нужно против кашля, потихоньку и выварится.

— Ах вот как, — вздохнул Полботинка. Моховая Борода взял с полки большую кастрюлю

и налил в неё воду. Потом сунул туда кипятильник. А Муфта уселся за руль.

— Итак, в путь, — произнёс он торжественно и дал газ.

Затор

Машина Муфты бесцельно колесила по городским улицам. Главное было сейчас — приготовить целебный отвар.

— Перво-наперво, нам надо избавиться от Полботинкова кашля, — сказал Моховая Борода. — Это главное. Потом будет время подумать, куда ехать дальше.

Он крепко держал кипятильник и нервно болтал им в кастрюльке. Рядышком сидел Полботинка и озабоченно наблюдал за действиями Моховой Бороды.

— Надо бы остановиться у какой-нибудь аптеки, — предложил сидевший за рулем Муфта. — Ведь в аптеках продаются разные таблетки и капли от кашля.

Но Моховая Борода тут же отверг это предложение.

— Лучше всего от кашля помогает именно отвар из оленьего мха, — сказал он убеждённо. — Нет смысла связываться с какими-то искусственными таблетками и каплями. Для чего же в таком случае обширная кладовая природы? Для чего существуют лекарственные травы? Оттого и идут многие беды, что люди отворачиваются от природы и слишком часто прибегают к разным таблеткам и прочим подобным вещам. В конце концов, и сами мы — частица природы. Если уж на то пошло, так и кашель — явление природы. И этот природный кашель надо лечить отваром из природного мха.

Закончив свою речь, Моховая Борода заглянул в кастрюлю и заметил, что над водой уже поднимается пар.

— Скоро можно будет окунать бороду, — удовлетворённо сказал он Полботинку. — Сейчас ты избавишься от своего ужасного кашля.

— А он очень горький, этот отвар? — тихо спросил Полботинка.

— Страшно горький, — кивнул Моховая Борода, глядя в кастрюлю. — Ого-го, какая будет горечь! Я и не знаю другого лекарства, в котором было бы столько полезной горечи, сколько в нашем отваре.

— Кажется, кашель прошел, — сказал Полботинка, но тут же закашлялся, да ещё сильнее, чем раньше.

— Не беда, не беда. Сейчас мы тебе поможем, — улыбнулся Моховая Борода, не отрывая глаз от кастрюли. — Вот уже и пузырьки появились. Это и впрямь прекрасный кипятильник.

Но вдруг заскрипели тормоза, и машина остановилась.

— Что случилось? — с беспокойством спросил Моховая Борода.

— Затор, — ответил Муфта.

Полботинка высунулся в окно:

— И довольно-таки солидная пробка, между прочим. — Он обрадованно хихикнул: — В жизни не видел такого замечательного затора.

— Надо же, как раз когда появились пузырьки! — расстроился Моховая Борода. — Если мы долго простоим, вода остынет и все придётся начинать сначала.

— Ничего не поделаешь, — сказал Муфта. — Проезда нет.

— Может, кашель у меня сам пройдёт? — предположил Полботинка. — Не стоит обо мне так беспокоиться.

Моховая Борода пропустил замечание Полботинка мимо ушей.

— Попробуй как-нибудь в объезд! — крикнул он Муфте. — Подумай же, наконец, о Полботинке!

— Я всем сердцем сочувствую Полботинку и с болью думаю о его несчастной судьбе, — сказал Муфта. — Шутка ли… скитаться одному-одинёшеньку по белу свету, делить грусть с маленькой игрушечной мышкой…

— Я говорю о кашле Полботинка, — строго заметил Моховая Борода.

— Ну и кашель, конечно, — кивнул Муфта. — Сперва одиночество, а потом кашель. Но, несмотря на это, в объезд проехать нет никакой возможности, машина нигде не пройдёт.

— Так поворачивай назад, — не мог успокоиться Моховая Борода.

Муфта глянул в зеркальце.

— И сзади дорога забита, посмотри сам.

Моховая Борода вздохнул, отошёл от кастрюли и залез на сиденье рядом с Муфтой. Теперь и он наконец увидел эту необычную уличную пробку.

Насколько хватало глаз, улица была плотно забита машинами. Машина за машиной. Машина рядом с машиной. Машина, сцепившись с машиной. И всё молочные цистерны да рыбные фургоны. Молоковоз за молоковозом. Рыбовоз рядом с рыбовозом. Молоковоз зацепился за рыбовоз. Молоковоз и рыбовоз, рыбовоз и молоковоз. Молоко и рыба, молоко и рыба, рыба и молоко… Машины впереди и машины сзади. Полнейший затор.

— Что значит этот тарарам? — в недоумении воскликнул Полботинка.

Муфта пожал плечами.

— А вода всё стынет, — сказал Моховая Борода.

Друзьям оставалось только ждать. Они терпеливо

прождали без малого час. Вода действительно остыла, в остальном же перемен не наблюдалось. Пробка оставалась по-прежнему плотной, и машины за всё это время продвинулись метра на два, не больше.

— Надо бы разведать, в чём дело, — решил наконец Муфта. — Для такой большой пробки обязательно должна быть причина.

— Вся причина в уходе от природы, — сказал Моховая Борода. — Люди отворачиваются от природы. Им уже лень ходить пешком, и они делают столько машин, что скоро эти машины просто не уместятся на улицах.

— Ты и сам неплохо устроился, — засмеялся Полботинка.

— А что здесь смешного? — вспыхнул Моховая Борода. — Не забывай, я сижу здесь, между прочим, и для того, чтобы приготовить тебе отвар от кашля. Смеяться тут нечего. Вот попробуешь отвара — тогда и смейся.

— Я прошу вас не волноваться, — примирительно сказал Муфта. — Волнение никогда до добра не доводит. Вот я, например, когда волнуюсь, начинаю путать самые разные вещи. Давайте-ка лучше вылезем из машины и попробуем разузнать, что произошло.

Полботинка и Моховая Борода не возражали, и все трое вышли из машины. В двух шагах, возле фонарного столба, со скучающим видом курили два шофёра.

— Привет, ребята! — по-свойски обратился к ним Муфта, будто те были его старые друзья. — Что, тоже сели?

— Ясное дело, — ответил один из шофёров.

На блестящем козырьке его фуражки серебрились рыбные чешуйки, было ясно — это шофёр рыбовоза.

Второй шофёр, от которого пахло молоком, как от грудного младенца, добавил:

— Дело обычное.

— Ах, обычное, — вступил в разговор Полботинка. — Значит, такое случается здесь часто?

— Ясное дело, — сказал шофёр рыбовоза.

Человек, пахнущий молоком, в котором нетрудно было узнать шофёра молоковоза, растолковал:

— Во всем виновата одна чудачка-старушка. Ей, видите ли, нравится кормить кошек. Все городские кошки ходят к ней завтракать, и она заказывает для этих кошек машины с молоком и рыбой. Дело обычное, как я уже сказал.

— Ясное дело, — подтвердил шофёр рыбовоза.

— Первый раз слышу о такой любви к животным, — удивленно покачал головой Полботинка.

— Я тоже люблю животных, — добавил Моховая Борода. — И даже очень. Но, по-моему, даже самая горячая любовь должна иметь предел.

— Можно любить одну кошку, двух, ну, в крайнем случае, трёх, — сказал Муфта. — Но если их больше, то какая же это любовь?

— Ясное дело, — согласился шофёр рыбовоза. — Подумать только, сколько мне пришлось привезти для них свежей рыбы.

— А чего ради эта старушка кормит целую стаю кошек? — спросил Полботинка.

Шофёр рыбовоза пожал плечами.

— Может, по привычке? — предположил шофёр молоковоза. — Да поди знай, что старому человеку в голову взбредёт. Всяк по-своему счастье ищет.

— На такое счастье я хотел бы посмотреть своими глазами, — сказал Моховая Борода. — Давайте сходим. Все равно никакого отвара мы сейчас приготовить не можем.

Муфте и Полботинку тоже было интересно поглядеть на старушку и её кошек. Они простились с шофёрами, Муфта поставил машину к тротуару, и все вместе отправились смотреть, как кормят кошек.

Кошки

Накситралли пробирались вдоль бесконечной вереницы молочных цистерн и рыбных фургонов. Не прошло и получаса, как до слуха их стали доноситься странные голоса. Голоса звучали неестественно и противно. Ощущение было не из приятных. А лица встречных казались какими-то подавленными.

— Над городом словно нависла зловещая тень, — вздохнув, сказал Моховая Борода.

Муфта участливо взглянул на молодую женщину, стоявшую у дверей магазина. Одной рукой она покачивала пустой молочный бидончик, другой вытирала слёзы.

— Извините, пожалуйста, — вежливо обратился к ней Муфта. — У вас что-то случилось?

— В магазинах больше нет молока, — всхлипывая, ответила женщина. — Мой малыш с утра плачет от голода, а молока взять негде.

— Но ведь улица, образно говоря, полна молока! — Моховая Борода указал на молочные цистерны.

— Конечно, — всхлипнула женщина. — Но все это пойдет кошкам. Всё окрестное молоко на несколько недель вперёд закуплено для кошек, так же, как и рыба.

— Неслыханная несправедливость, — пробормотал Муфта.

— Может, малышу годится отвар из оленьего мха? — подошёл поближе Полботинка. — У нас есть полкастрюли. Правда, он предназначен мне, но, конечно же, я могу от него и отказаться ради вашего бедного малыша.

— Спасибо, — сквозь слёзы улыбнулась женщина и покачала головой. — К сожалению, ничто на свете не заменит грудному ребёнку молоко.

Друзья утешили женщину и пошли дальше.

— Странный город, — сказал Моховая Борода. — Где это слыхано, чтобы кошки трескали молоко вместо человеческих детей?

— Странный город и странные люди, — кивнул Полботинка. — Кто бы мог подумать, что мать может отказаться от полезнейшего напитка, предложенного от чистого сердца её малышу.

По мере того как друзья продвигались вперёд, крик становился всё громче и страшнее. И вдруг Моховая Борода воскликнул:

— Кошки! Это же кошки кричат!

Муфта и Полботинка прислушались. Теперь и они различали во всеобщем гомоне мяуканье и мурлыканье, звуки, которые на всём белом свете способны производить только кошки.

Накситральчики ускорили шаг. Ещё немного — и они очутились перед домом, к которому бесконечным потоком стекались все эти рыбовозы и молоковозы. Над двором стоял нестерпимый кошачий визг.

— Смотрите! — прошептал Моховая Борода, заглянув в щель забора. — Нет, вы только посмотрите!

И его борода затряслась от возмущения.

Перед накситраллями открылась и в самом деле поразительная картина. Кошки, кошки, кошки. Чёрные, серые, полосатые, рыжие. Кошки и кошки. Всё кошки и кошки. Молоко из цистерн по шлангам текло прямо в тысячи блюдец, а рыбу просто сваливали. Старушка, хлопотавшая среди этого тарарама, только успевала указывать грузчикам места.

— Пожалуй, это самый дикий кошачий пир, когда-либо виденный, — сказал Муфта.

— Да-да, — согласился Полботинка. — А шуму- то, а визгу!

И под этот шум и визг блюдца опустошались с невероятной быстротой, а горы рыбы исчезали будто по мановению волшебной палочки. Подъезжали всё новые и новые машины, и всё новые и новые кошки набрасывались на еду.

Наконец друзья решились войти во двор и, лавируя между кошками, подошли к старушке.

— Извините. Позвольте отвлечь вас на секунду, — поклонился Муфта. — Можно вас на два слова?

При этом он протянул старушке более или менее прямоугольную визитную карточку, на которой зелёными чернилами было написано:

Адрес до востребования

Старушка с интересом взглянула на карточку и сунула её в карман передника.

— Присаживайтесь, — сказала она любезно. — Отдохните.

Тут же стояло несколько плетёных стульев и небольшой столик. Правда, вся мебель была облеплена рыбьей чешуёй и залита молоком, но друзей это не обеспокоило.

— Я охотно сварила бы для вас какао и испекла пирожки с рыбой, — сказала старушка. — Я страшно люблю рыбные пирожки, особенно с какао. Но ведь для этого нужны и молоко и рыба, а эти продукты — дефицит.

— Знаем, — сурово заметил Полботинка. — Молока теперь не хватает даже грудным детям.

— А разве кошкам хватает? — воскликнула старушка. — Ничего подобного! Кошек у меня с каждым днём прибавляется десятками, и если дело пойдет так дальше, скоро они не смогут насытиться.

— Положение, конечно, трудное. — Муфта попытался сказать это как можно мягче. — Но, позвольте спросить, зачем вы вообще кормите эту гигантскую банду?

— Они хотят есть, — вздохнула старушка. — Что ж поделаешь!

— Неужели вы в самом деле испытываете ко всем кошкам такую огромную и бескорыстную любовь? — спросил Моховая Борода.

Старушка махнула рукой и горько усмехнулась.

— Ох, молодой человек! — сказала она. — Да как я могу их всех любить? Одно только мытьё блюдечек отнимает у меня столько времени! Я люблю только одного кота, своего Альберта.

— Совершенно с вами согласен, — кивнул Муфта. — Я, правда, не особенно большой специалист по мытью блюдечек, но, несмотря на это, считаю, что можно любить одну, две, в крайнем случае, три кошки разом.

— Значит, за исключением Альберта, все эти кошки чужие? — удивился Полботинка.

— Что поделаешь, если они собираются здесь, — вздохнула старушка. — Хочешь не хочешь, я вынуждена их кормить — иначе они съедят порцию Альберта. И некому избавить меня от этого проклятия. Если бы кто-нибудь увёл этих кошек, я была бы самой счастливой на свете.

— Ах вот в чём дело! — пробормотал Моховая Борода.

И тут решительно выступил Полботинка:

— Думаю, мы сможем вам помочь.

— Благослови вас небо! — воскликнула старушка. — Я просто не знаю, как вас благодарить!

Муфта и Моховая Борода в замешательстве уставились на Полботинка. Что он задумал? Что за идея пришла ему в голову? Неужели он и впрямь надеется справиться с этой оравой кошек? Но не успел Полботинка начать излагать свой план, как его снова одолел приступ кашля.

— Вы мои спасители, — растроганно проговорила старушка. — Наконец-то я смогу пожить спокойно!

Однако кашель Полботинка никак не хотел прекращаться, и старушка так и не узнала, каким образом её собираются освободить от кошек. Друзья распрощались со старушкой, и, лишь когда они подошли к машине, кашель Полботинка стих. Тогда он изложил свой план.

— У меня есть мышь, — сказал он. — Мы верёвочкой привяжем ее к машине, и, если Муфта поедет достаточно быстро, ни одна кошка не отличит мою мышку от настоящей.

— Ага, — сообразил Моховая Борода. — Ты думаешь, что кошки погонятся за мышью?

— Обязательно. — Полботинка был убеждён в успехе своего плана. — Ведь в этом городе столько кошек, что настоящие мыши давным-давно дали тягу, и моя мышка будет для кошек в диковинку.

— Во всяком случае, надо попробовать, — коротко сказал Муфта.

Наконец молоковозы и рыбовозы разгрузились. Путь был открыт. Полботинка вытащил из-за пазухи свою игрушечную мышку на колесиках, ласково погладил её и прошептал:

— Ну, мышка, будь умницей!

Потом он привязал её к машине. На этом приготовления закончились.

Можно было трогаться.

Кошки-мышки

Муфта завёл мотор. Машина плавно поехала по улице.

— Только бы моя мышка не оплошала, — не мог успокоиться Полботинка. — Ведь она не привыкла к такой гонке.

Муфта, пригнувшись к рулю, сосредоточенно смотрел на дорогу. Не отрывал глаз от окна и Моховая Борода. Улица. Поворот направо. Другая улица.

— Надеюсь, всё будет хорошо, — сказал Моховая Борода.

— Нет, это я надеюсь, — обиделся Полботинка. — В конце концов, это моя мышка едет за машиной!

Поворот налево. Третья улица. И вот он, дом старушки. Решающий момент наступил.

Кошачий концерт как будто стих.

Может быть, его заглушал шум мотора, а может, кошки уже накричались на своём пиру и теперь вели себя приличнее.

— Десять, девять, восемь, семь… — как перед стартом ракеты отсчитывал Полботинка, каждый раз загибая палец на ноге. — Шесть, пять, четыре, три…

И вдруг Моховая Борода выкрикнул:

— Вот они!

И в самом деле, кошки заметили игрушечную мышь. Словно вихрь, пронеслись они над забором и через мгновение заполнили всю улицу. Тут же раздался оглушительный кошачий визг.

— Они самые, — прошептал Полботинка. — Явились.

В бешеном охотничьем азарте кошки, не разбирая дороги, рванулись за машиной.

— Кажется, удалось, — улыбнулся Муфта.

Полботинка встревожился.

— Газу давай, газу! — крикнул он Муфте. — Ни в коем случае не убавляй скорость, не то песенка моей мышки спета!

Муфта увеличил скорость, но разъяренная кошачья стая не отставала. И тут показался светофор.

— Нам нельзя останавливаться, — бледнея, проговорил Полботинка. — Если мы застрянем перед этим дурацким светофором — всё кончено. Слышишь, Муфта?

Муфта не отвечал. Ему было не до Полботинковых разговоров. Губы у него были сжаты, глаза прищурены, на лбу — озабоченная складка.

— У меня нервы на пределе, — продолжал ныть Полботинка. — Они вот-вот лопнут, как говорится. И я нисколько не удивлюсь, если они и в самом деле лопнут.

— А мои нервы скоро лопнут от твоего нытья, — прошипел Моховая Борода.

Тем временем вода закипела. Он сунул бороду в кастрюлю, свысока глянул на Полботинка и добавил:

— Лопнут нервы или нет, но от кашля мы тебя вылечим.

Машина приближалась к перекрёстку.

— Останавливаться нельзя! — Полботинка чуть не плакал. — Они же её живьём слопают!

Зажёгся красный свет.

Но Муфта строго произнёс:

— Не скрою, что сейчас я испытываю волнение, и в подобных случаях, как я уже говорил, довольно легко путаю разные вещи, но никогда ещё не путал красный свет с зелёным.

И он затормозил. Машина остановилась перед самым светофором, да так резко, что Полботинка стукнулся лбом о ветровое окно и раскашлялся.

— Полегче! — крикнул из кухни Моховая Борода. — Вода прольётся.

— Извини, пожалуйста, — сказал Муфта. — Я затормозил так резко, потому что видел в этом единственную возможность спасти мышь.

— Спасти! — возмутился Полботинка. — И это ты называешь спасти! Кошки вот-вот будут здесь, и, если ты сию секунду не поедешь дальше, они безжалостно разорвут мою мышку!

Однако Муфта, сохраняя, по крайней мере, внешнее спокойствие, сказал:

— Машина остановилась очень резко, не так ли? А мышь покатилась дальше: ведь у неё нет тормозов. Какой же вывод? Только один: твоя дорогая мышь спряталась под нашей машиной.

Едва Муфта успел закончить своё объяснение, как подоспела кошачья банда. И Полботинка с облегчением убедился: расчет Муфты себя оправдал. Раздалось жуткое мяуканье. Потеряв мышь из виду, кошки настолько разозлились, что некоторые даже сцепились между собой. Как и предвидел Муфта, ни одна кошка не заметила игрушечную мышь.

— Образно говоря, наша машина подобна сейчас крохотному судёнышку среди бушующего и ревущего кошачьего моря, — заметил Моховая Борода и на всякий случай проверил, плотно ли заперты двери.

Тут загорелся зелёный свет, и машина вновь рванулась вперёд. Только теперь кошки сообразили, как провёл их Муфта. С яростными воплями они устремились в погоню.

— Вот это да! — воскликнул Полботинка. — Это лучший из фокусов, проделанных с моей мышью!

— К сожалению, повторить этот фокус нам не удастся, — сказал Муфта. — В следующий раз кошки будут умнее.

Теперь они ехали боковыми улицами, где светофоров не было. Кошки преследовали машину неутомимо и упорно: проделка Муфты ещё больше разожгла их. Крики становились все громче. Люди в страхе укрывались в домах, и даже собаки, бродившие по улицам, трусливо поджимали хвосты и спешили убраться с дороги.

Наконец машина благополучно выбралась за город.

— Теперь я и впрямь верю, что моя мышка спасена, — сказал Полботинка и признательно похлопал Муфту по плечу. — Ведь по шоссе ты сможешь мчаться как ветер, и скоро кошки совсем отстанут.

Муфта усмехнулся.

— Не забывай о нашей цели, — сказал он. — Кошек нужно увести подальше от города, а поэтому мышке всё время придётся быть у них на виду.

— Ну да, — вздохнул Полботинка. — Правильно. Я совсем забыл, чего ради мы вообще затеяли эти кошки-мышки.

Первый километровый столб. Второй. Третий… Девятый… Семнадцатый. Муфта держал такую скорость, что мышь непрерывно маячила перед глазами кошек. Двадцать пятый километр… Тридцать четвертый… Тридцать восьмой.

Кошки качали понемногу отставать.

— Ну и достаточно, — сказал Муфта.

Он увеличил скорость, и машина, мощно урча, рванулась вперёд. Вскоре кошачья стая скрылась из виду.

— Мы им показали! — развеселился Полботинка.

Между тем наступил вечер. Муфта свернул на

узенький просёлок и остановился на тихой лесной полянке, будто специально созданной для отдыха. Нервное напряжение спало, и друзья ощутили глубокий покой, царивший вокруг.

— Низкий поклон тебе, природа! — солидно произнес Моховая Борода. — Наконец-то я снова с тобой!

Первым из машины выскочил Полботинка. Он отвязал свою мышку, стёр с неё пыль и торжественно произнес:

— Знаете ли вы, что такое настоящее счастье? Счастье — это когда твоя игрушечная мышка по-прежнему цела и невредима, разве что колёсики чуточку стёрлись!

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Понравилась сказка или повесть? Поделитесь с друзьями!
Категории сказки "Эно Рауд — Муфта, Полботинка и Моховая Борода":

Отзывы о сказке / рассказе:

  Подписаться  
Уведомление о
Читать сказку "Эно Рауд — Муфта, Полботинка и Моховая Борода" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.