Юрий Дмитриев — Лягушонок, головастик или Кто на кого похож: Сказка

Весенние лягушки

Проселочная дорога еще не просохла — то здесь, то там блестели лужи, кое-где бежали ручейки, наполняя и переполняя придорожные канавы мутной и беспокойной весенней водой. Я шел по этой дороге, внимательно глядя себе под ноги. Вдруг бурый комочек — я был уверен, что это комочек земли, и чуть не наступил на него — отскочил в сторону. И… шлеп, шлеп, шлеп! Лягушки! Да сколько их! И откуда они? Впрочем, откуда — понятно: перезимовали где-то в пруду, в большой луже, в озерце. Крепко спали, зарывшись в ил, забравшись в ямки на дне. Некоторые, правда, зимовали на суше, где-нибудь под корнями деревьев, в рытвинах. Но большинство все-таки зиму провели в воде. И едва сошел снег, едва растаял лед, лягушки выбрались из воды и отправились искать… воду. Да, именно так, отправились искать воду, но такую, в которой можно будет отложить икру. Оказывается, для этого подходит не всякий водоем. И лягушки, судя по тому, что они двигались в одном направлении, уже «знали», где находится нужный им водоем.

Скорее всего это травяные лягушки — они просыпаются раньше других. Но на всякий случай надо проверить, может, это остромордые проснулись так рано? Вряд ли, конечно, но все-таки… Травяную от остромордой лягушки, если она сидит на земле или прыгает где-то в стороне, отличить трудно. Обе они примерно одинаковой величины, обе бурые сверху. Чтоб узнать, какая это лягушка, надо взять ее в руки и посмотреть на брюшко. Если брюшко желтоватое или белое и на нем нет пятен, это остромордая. Если брюшко у лягушки пятнистое или мраморное, это травяная.

Я взял лягушку в руки, посмотрел на брюшко и отпустил ее. Травяная. Апрель — ее время. Остромордая в начале мая появится. А где-то в середине или даже в конце мая появятся зеленые лягушки — прудовая и озерная. Они от воды далеко не отходят и если встречаются в лесу, то лишь на берегах лесных озер, прудов или в болотах.

А травяные и остромордые часто встречаются там, где никакой воды и близко нет. Но это летом. А сейчас, весною, их главная задача поскорее добраться до подходящего водоема.

Кто как «поет»

Если кому-нибудь признаться, что я никогда не слышал, как квакают лягушки, не поверят. Скажут — не может быть: ведь во многих книжках точно описывается это кваканье, в кино показывают квакающих лягушек, даже по радио передают, как они квакают. Да, все это так. Но вот именно такого кваканья я никогда не слыхал. Хотя стараюсь услышать его каждую весну.

После появления травяных лягушек из маленького прудика (я проследил: именно туда направлялись травяные лягушки, которых я видел на дороге) начинают доноситься «песни». Кваканье? Нет, совсем нет! Разве можно назвать кваканьем тоскливое протяжное гудение, или урчание, или хриплые стоны, которые издают травяные лягушки?

Что ж, подождем несколько дней, подождем неделю-другую. Не беда, если я не встречу в лесу остромордых лягушек в это время, не узнаю, когда они проснутся. Остромордые лягушки сами сообщат мне об этом.

Проходит еще несколько дней, и со стороны прудика доносится хриплое бульканье: подали голос остромордые. Но и эти звуки совсем непохожи на кваканье. Даже когда я слышу звонкое «ко-ко-ко», все равно не то.

Я не теряю надежды: впереди еще «пенье» озерных, прудовых. Но приходит время зеленых лягушек, и снова разочарование: не желают лягушки квакать, и все! Может быть, лишь крик прудовой лягушки отдаленно напоминает классическое, известное нам по книгам и радиопередачам, кваканье. Звуки же, издаваемые озерной лягушкой, напоминают что-то среднее между урчанием и рычанием — «уоррр, уоррр, уоррр».

Проходит еще немного времени, и прудик оглашается новыми звуками. «Иррр… иррр… иррр», — громко разносится в лесной тишине. Да так звонко, что неопытный человек примет этот звук за крик птицы. И наверное, очень удивится, узнав, что издает его зеленая жаба.

И еще: «тум… тум, тум, бук, бук, бук» — не то глухой стук, не то звонкое бульканье. Это «поет» чесночница.

А это кто «укает»? Ну это «уканье» не спутаешь ни с чьим другим — это подает голос жерлянка.

Проходят дни. Одни «песни» стихают, другие еще продолжают звучать. Но в конце концов и они прекращаются. И я больше не прислушиваюсь, знаю, что уже некому нарушать тишину над прудиком.

Ну а кто и когда будет квакать?

Не знаю. Я лично никогда в нашем лесу кваканья не слыхал.

Икра

Лягушачьи и жабьи песни над прудиком не просто весенний концерт: это «поют» самцы в то время, как самки откладывают икру.

Увидеть икру травяных лягушек нетрудно — ее много, до четырех тысяч икринок откладывает травяная. И, слипшись в комки, икринки плавают на поверхности.

У остромордых лягушек икры меньше, но тоже много — до двух тысяч икринок, слепленных в два-три комка.

А икру зеленых — озерных и прудовых — лягушек увидеть нелегко: она не плавает на поверхности, а часто лежит на дне подальше от берега. Но и у этих лягушек икра слеплена в комки.

Жабы, те самые, чье пенье слышится в мае и даже в июне, устраивают из нескольких тысяч мелких икринок длинные, в два-три, иногда и больше метров, шнуры. «Шнур» чесночниц короче и толще, состоит из более крупных икринок и, как правило, расположен под водой — обвит вокруг стеблей растений.

И наконец, я разыскиваю икру жерлянки. Ее найти труднее всего — ведь жерлянка не комьями откладывает свою икру и не шнурами, а каждую икринку по отдельности приклеивает к подводным растениям. К тому же икринок совсем немного — несколько десятков, редко две-три сотни.

Не всегда, конечно, в одном прудике мне удается найти икру бурых и зеленых лягушек, жаб, чесночниц, жерлянок. Ведь часто подходящее для одних не подходит для других: для бурых лягушек надо, чтобы вода хорошо прогревалась, для зеленых требуется приличная глубина, а для чесночниц — приличный размер водоема. (Ведь головастики у них до 10–12 сантиметров длины!) А далеко не каждый водоем соответствует всем этим требованиям. Но чью-нибудь икру я все-таки обязательно нахожу. И тогда начинаю ждать появления головастиков. У меня даже заведена такая приблизительная табличка: записываю, когда слышу крик лягушки или жабы (а значит, в это время появляется и икра), и прибавляю определенное количество дней: к крику травяной лягушки — 10–30 (в зависимости от того, теплая весна, холодная или жаркая), к крику озерной лягушки — 7–8 дней, к крику чесночницы примерно неделю. Это срок созревания икры, а значит, и появления головастиков.

Чаще всего в пруду или в луже я обнаруживаю головастиков только травяных или остромордых лягушек. Первое время это меня огорчало. Но потом я понял, что огорчаюсь зря.

Конечно, головастики лягушек, жаб, чесночниц, жерлянок отличаются друг от друга величиной, и поведением, и строением. И развитие их — превращение во взрослых — происходит в разное время. Так, головастику травяной лягушки, чтобы превратиться во взрослую лягушку, надо при благоприятных условиях дней 50–55, если же холодно, то и все 80–90. А головастик остромордой и при благоприятных условиях станет лягушкой только дней через 70–75, в холодное лето ему потребуется месяца четыре. Развитие головастика озерной лягушки продолжается дней 80–90 в среднем, чесночницы примерно 100 дней, а в плохое лето головастик так и не превратится в лягушку — лягушкой он станет только на следующий год. И все-таки в основном, в главном жизнь всех головастиков похожа. Поэтому если в луже или прудике я нахожу только головастиков обыкновенной травяной лягушки, это меня вполне устраивает.

Головастики

Наблюдать за головастиками не очень легкое занятие. Но очень не хочется пропустить момент, когда головастики выведутся из икринок. Первые дни после появления икры можно не беспокоиться. Но вот черная точка в икринке становится все больше и больше, потом она превращается в существо, похожее на свернутую в колечко крошечную рыбку. Теперь уж надо следить: икринка вот-вот лопнет, и появится головастик. Впрочем, новорожденный головастик не соответствует своему названию — голова у него маленькая, а хвост длинный. Да и ведет он себя не так, как настоящий головастик: тот шныряет туда-сюда, а этот прицепится к какому-нибудь водному растению и висит неподвижно.

Висеть он может — у него есть для этого специальные присоски на нижней стороне головы. Дышать он тоже может — по бокам головы у него пушистые пучки — жабры. А вот есть головастик не может — рта у него пока нет. Рот появится лишь через несколько дней. И тогда головастик начнет потихонечку скоблить поверхность растений и потихонечку двигаться. День ото дня он становится все активнее и активнее, и как будто от этой активности у него увеличивается голова и уменьшаются жаберные пучки. Вместо них появляются жаберные щели, как у рыб. Но на рыбу головастик теперь уже совсем непохож — у него даже плавников нет, и плавает он только при помощи хвоста. А потом и жаберные щели постепенно начинают зарастать — у головастика появляются легкие. Теперь он все чаще и чаще поднимается на поверхность подышать воздухом.

Сзади, по бокам хвоста, появляются сначала едва заметные бугорки, которые с каждым днем увеличиваются. Это будущие задние ноги. Передние тоже начали расти, но их пока не видно — они скрыты под складками кожи.

Постепенно головастик становится полулягушкой. Он уже не головастик, потому что у него есть легкие и задние ноги. Но еще и не лягушка, потому что у него еще остался хвост, а ноги только две. Наконец вырастают и передние ноги. К этому времени хвостик совсем сделался маленьким, съежился, сморщился. И вот настал день, когда хвостик совсем исчез. Теперь лягушонок совершенно непохож на головастика. Зато на лягушку похож во всем.

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Понравилась сказка или повесть? Поделитесь с друзьями!
Категории сказки "Юрий Дмитриев — Лягушонок, головастик или Кто на кого похож":

1
Отзывы о сказке / рассказе:

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Юля

СКУЧНАЯ СКАЗКА

Читать сказку "Юрий Дмитриев — Лягушонок, головастик или Кто на кого похож" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.