Анатолий Валевский — Сказки Кряжистых гор – 07 «Загадочный горбун»: Сказка

НОЧНОЙ  ГОСТЬ

Был поздний час. За стенами уютного домика о чем-то тихо шептались деревья, потревоженные легким ветерком. Полная луна заглянула в окошко, посеребрив подоконник. Бледный лучик скользнул по стене, высветив портрет дедушки Ватролля, опустился вниз и замер на кровати.

Клайм лежал, укрывшись одеялом до самого носа. Но он не спал, глаза его были открыты. Чичяврик грустно вздыхал, глядя в окно на ночной лес.

— Ох, почему же так скучно стало в Дримландии? — бормотал он. — Ничего не происходит, никаких новостей, никаких приключений — сплошная тоска зеленая!

Клайм повернулся набок, закрыл глаза и попытался уснуть. Но сон не шел к нему. Тогда чичяврик начал считать до ста.

«Один, два, три, четыре… Интересненько: кто придумал счет? Пять, шесть, семь… Почему это для того, чтобы уснуть, нужно считать до ста? Восемь, девять, десять, одиннадцать… Любопытненько: что сейчас делает Брегон — спит, наверное, как сурок? Двенадцать, тринадцать, четы…»

Клайм даже и не заметил, как уснул. Ему снились прекрасные сказочные дворцы с хрустальными башенками, высокие седобородые волшебники, творящие всевозможные чудеса. Вдруг откуда ни возьмись появился дракон Уго. Он улыбнулся и затрещал голосом сороки Берты:

— Проснись, проснись, соня! К тебе гости!

— Кто? — сонно пробормотал чичяврик, открывая глаза и недоуменно оглядываясь по сторонам.

Кто-то настойчиво стучался в окно.

— Кто там? — спросил Клайм, мгновенно просыпаясь.

Он вскочил с постели, подбежал к окошку и открыл створки. В комнату влетел филин Глум и уселся на спинку кровати Он повертел головой из стороны в сторону, потоптался и, устроившись поудобней, ворчливо поинтересовался:

— Спишь?

— А что еще делать ночью? — удивился чичяврик.

Он быстро зажег фонарь, а затем уселся на кровать, вопросительно глядя на ночного гостя. Филин недовольно покосился на яркий свет, угукнул и строго спросил:

— Чем ты сейчас занимаешься?

— На тебя смотрю! — рассердился Клайм. — А вообще-то обычно по ночам я занимаюсь тем, что сплю!

— Ладно, ладно… — примирительно проворчал Глум. — Не сердись. Я к тебе по делу. Меня послало привидение.

— Какое привидение?

— Вчера днем я летал в Глухой угол, — принялся рассказывать филин. — Мне нужно было повидаться со своей племянницей Филис. Я задержался у нее в гостях до полуночи и поэтому решил заодно навестить своего старого знакомого.

— Кого это, любопытненько? — заинтересовался Клайм.

— Старое привидение. Оно передает тебе, Таффи и Брегону большой привет.

— Спасибо! Как у него дела?

— Вот в том-то и дело, что дела необычные. Что-то таинственное и непонятное происходит днем в заброшенном замке. Старое привидение просило, чтобы ты с друзьями наведался в Глухой угол как можно скорее и помог ему разобраться, в чем там дело.

— Ясненько-понятненько! — обрадованно воскликнул чичяврик.

Он бодро спрыгнул с кровати и принялся одеваться, весело пританцовывая на месте от нетерпения. Скуку словно ветром сдуло. Еще бы — намечалось очередное приключение! А для Клайма на всем белом свете не было ничего лучше, чем приключения. От любопытства у него зачесался нос — а это верный признак того, что будет интересно.

Глум растерянно хлопал глазами, недоуменно глядя на суетящегося чичяврика.

— Куда это ты так спешишь? — наконец спросил он.

— Как куда?! — изумился Клайм. — Ясное дело: сейчас забегу за Таффи и Брегоном, а затем — прямиком в Глухой угол. Ты же сам говорил, что нужно торопиться.

— Торопиться нужно с умом, — рассудительно заметил филин. — Вот ты сейчас разбудишь друзей посреди ночи, а пока вы доберетесь к заброшенному замку, уже будет день, и вам все равно придется ждать до вечера, пока проснется старое привидение. Разве ты забыл, что привидения днем спят?

— Это точно, — смущенно признался Клайм. — Об этом я и не подумал… Но мне так не терпится! Ладно уж, подожду до утра, пусть друзья выспятся, а с рассветом отправимся в Глухой угол.

— Угу-м… — одобрил филин. — Это правильно. Ну, я свое дело сдалал, а теперь полечу домой. Спокойной ночи!

— Ага, какая уж тут спокойная ночь, — возразил чичяврик. — Я от нетерпения до утра и глаз не сомкну.

Глум взмахнул крыльями и вылетел в распахнутое окно. Через некоторое время где-то вдалеке раздалось его уханье.

Клайм придвинул стульчик поближе к окошку, уселся на него верхом и, опершись на спинку подбородком, принялся наблюдать за ночным небом, напевая песенку, которую недавно сочинил:

 

На краю лесной поляны,

Где весной цветут тюльпаны,

Под ореховым кустом

Поселился добрый гном.

Он грибы растил на грядке,

А потом солил их в кадке.

Барсучатам пек блины,

Медвежатам шил штаны.

Для бельчат стирал пеленки,

Мастерил ежам гребенки.

Вот какой трудяга-гном

Поселился под кустом.

 

Постепенно небо начало светлеть. Перемигивающиеся звездочки гасли одна за другой, словно их кто-то выключал. Над Серебристым лесом по краю неба протянулась розовая полоса приближающейся утренней зари. Зашуршали листья — это просыпались лесные обитатели. Откуда-то сверху донеслось звонкое пение жаворонка. Наступило утро.

— Пора! — воскликнул Клайм.

Выскочив во двор, он припустил по тропинке к домику своего закадычного друга — Брегона.

Запыхавшись от быстрого бега, Клайм влетел на порог и забарабанил в дверь:

— Брегон! Лежебока! Просыпайся немедленно!

Но ему никто не отворил. Тогда чичяврик заглянул внутрь через окошко. Постель Брегона была аккуратно застелена, а его самого нигде не было видно.

— Интересненько… любопытненько… — пробормотал Клайм. — Куда это Брегончик подевался? Он ведь такой соня. Совсем не похоже на него, чтобы в такую рань поднялся. Ну да ладно, побегу к Таффи.

Но и тут его ждало разочарование. Старый Рулл, который уже копошился по хозяйству, сообщил Клайму, что Таффи с утра пораньше отправилась на Глинистые холмы к троллям за клюквенным вареньем и вернется обратно не раньше чем после обеда.

— Вот не везет! — огорчился чичяврик. — Тогда передайте, пожалуйста, ей, пусть она вместе с Брегоном отыщет филина Глума. Он им все объяснит, а я тороплюсь!

— Эй, Клайм, погоди! — окликнул его Рулл, но чичяврика уже и след простыл. Лишь ветки кустарника покачивались на том месте, где только что он стоял.

— Вот сорванец! — добродушно усмехнулся отец Таффи, возвращаясь к прерванной работе.

 

В  ЗАБРОШЕННОМ  ЗАМКЕ

Клайм вприпрыжку бежал по лесной тропинке в сторону Поля чудес. Любопытный енот Дасти увязался, было, за ним, но вскоре отстал и, разочарованно вздохнув, направился к ручью за своими любимыми раками.

Над лесом поднималось теплое солнышко, дробясь яркими искрами в хрустальных росинках.

Клайм направился по знакомой дороге мимо Туманных земель к Полю чудес. Казалось, ноги сами несли его. Вот уже вдали показалось конфетное дерево. Помня о том, какую шутку с ним и его друзьями сыграла обманная тропинка, чичяврик старался даже не смотреть в сторону дерева, увешанного соблазнительными вкусно пахнущими шоколадными конфетами. Он только обиженно шмыгнул носом, пробегая мимо. Но возле куста с ягодами невидимости Клайм задержался.

— Пожалуй, они мне пригодятся, — решил он, набивая карман ягодами.

Добежав до следующего куста, на котором висели ягоды, возвращающие видимость, чичяврик снова остановился и набрал этих ягод в другой карман. Больше нигде не задерживаясь, он продолжил свой путь. Уж очень ему не терпелось узнать, что же происходит в замке привидений.

Как Клайм ни торопился, а в Глухой угол он добрался лишь к вечеру. Солнышко еще светило, но уже клонилось к закату, удлиняя причудливые тени от заброшенного замка.

Распахнув двери и весело стуча башмачками по ступеням лестницы, Клайм поднялся на второй этаж, в ту комнату, где он познакомился со старым привидением.

— Эгей, дедушка-привидение! — громко позвал чичяврик. — Я пришел!

Но привидения нигде не было видно. Оно еще спало, потому что, как всем известно, привидения появляются только ночью. На столе валялись беспорядочно разбросанные книги. Клайм очень удивился.

— Это не похоже на старое привидение, — удивленно произнес он. — Такого беспорядка в прошлый раз не было!

Чичяврик принялся внимательно осматриваться. Да, в заброшенном замке явно кто-то похозяйничал. Повсюду лежали брошенные как попало книги в толстых переплетах. Страницы были помяты, а кое-где даже разорваны.

Внезапно, где-то на первом этаже раздались торопливые шаги, хлопнула входная дверь. Клайм подбежал к окошку и выглянул наружу. Он успел заметить, как за угол шмыгнула какая-то сгорбленная фигура, закутанная в черный плащ.

— Интересненько… любопытненько… — удивился Клайм. — Кто бы это мог быть? И почему он удрал, словно испугался?

Собрав книги и сложив их на полки, чичяврик забрался на широкий диван и стал с нетерпением ожидать наступления темноты.

Солнышко закатилось за Кряжистые горы. Алое зарево вечернего заката начало остывать и вскоре потухло. На ночном небе зажглись первые звездочки.

Скрипнула, открываясь, дверь, и на пороге появилось привидение. Клайм вскочил с дивана и радостно воскликнул:

— Здравствуйте, дедушка-привидение!

— Здравствуй, малыш, я очень рад видеть тебя! Но почему ты один, где твои друзья?

— Я не нашел их, но филин Глум все им передаст. А я сразу поспешил сюда.

— Нужно было дождаться Таффи и Брегона, потому что я боюсь, что одному тебе не справиться — тут дело серьезное! — озабоченно сказало привидение.

— А что случилось? — встревожился чичяврик.

Седой старик в белоснежных одеждах подошел к столу, зажег свечу и, опустившись в кресло, задумчиво посмотрел на Клайма.

— Я не знаю, что происходит в замке днем, но кто-то разбрасывает книги, вырывает из них страницы. Хуже всего то, что этот кто-то копается в древних книгах колдовских заклинаний. Уже давно, с тех пор, как совет мудрейших волшебников изгнал из Дримландии черных колдунов, никто не интересовался этими книгами. И вот теперь кто-то вновь занялся колдовскими науками — это меня очень беспокоит!

— Я видел сегодня днем какого-то горбуна в черном плаще, — вспомнил Клайм. — Но он удрал…

— В черном плаще?! — насторожился старик. — Да еще и горбатый?! О-хо-хо, это приметы черных колдунов. Дело еще опасней, чем я предполагал! Нет, одному тебе не справиться, нужно предупредить всех жителей Дримландии.

Клайм заерзал на диване. У него ужасно чесался нос, а глаза блестели от возбуждения. Вот это приключение! Объявился самый настоящий колдун!

— А откуда взялся этот колдун? — нетерпеливо спросил чичяврик.

— Не известно, — ответил старик. — Я надеялся, что ты со своими друзьями разведаешь это.

— Я согласен! — с готовностью ответил Клайм.

— Нет, малыш, — покачал головой старик. — Если колдун увидит тебя, то может случиться беда!

— Ага, как бы не так! — ухмыльнулся Клайм. — Как же он меня увидит, если я буду невидимкой?

— Но ведь ты не волшебник…

— Ну и что, — возразил чичяврик. — Зато у меня есть ягоды, которые делают невидимкой того, кто их съест. Я смогу проследить за колдуном и узнать, где он прячется.

Старик-привидение задумчиво потеребил бороду, а затем неуверенно произнес:

— Ну ладно, попробуем. Только ты мне должен обещать, что будешь очень осторожен. Проследишь за ним — и сразу обратно. Расскажешь мне, а дальше решим, как быть. Мы, привидения, и сами проследили бы за ним, но этот колдун хитрый: он появляется здесь только днем, когда мы спим.

— Вот я как раз и смогу выяснить, где он прячется! — восторженно заявил Клайм.

— Тогда ложись и поспи. Тебе нужно отдохнуть.

— Как же так?! — разочарованно воскликнул чичяврик. — Я не хочу спать! У меня столько вопросов накопилось…

— Нет! — остановил его старик. — Если ты сейчас же не ляжешь спать, то утром отправишься домой!

— Но…

— Никаких но. Засыпай, а я покараулю. Перед рассветом я тебя разбужу, и мы еще поговорим.

Уж как хотелось Клайму порасспрашивать старое привидение про всякие чудесные дела, но спорить он не стал. Свернувшись калачиком на диване, чичяврик добросовестно зажмурил глаза и попытался уснуть. Но не смог. В голове, как назойливые мухи, крутились тысячи всевозможных вопросов.

Глядя на потешного малыша, седовласый старик добродушно усмехнулся, заботливо укутал его шерстяным одеялом и, что-то пробормотав, провел руками над чичявриком, словно отгоняя от него беспокойные мысли.

Через минуту Клайм уже мирно посапывал, улыбаясь во сне.

— Так-то оно лучше, — одобрительно сказал старик.

Он устроился в своем любимом кресле, придвинул поближе свечу и принялся перечитывать древние книги.

Шелестя крыльями, в комнату влетела веселая летучая мышь. Облетев вокруг стола, она прицепилась к перекладине под потолком и повисла, покачиваясь, вниз головой. Озорно блеснув глазами, мышь тихонько пискнула, с любопытством уставившись на спящего чичяврика.

— Т…с…с… — старик предостерегающе приложил к губам палец. — Не шуми, а то разбудишь!

— А кто это такой? — пропищала летучая мышь.

— Это чичяврик Клайм. Если ты его разбудишь, то он замучает тебя бесконечными вопросами.

— Ой! — испугалась мышь.

Она втянула голову в плечи и закрылась крыльями, но тут же снова выглянула из-за них.

— А что он здесь делает? — осторожно прошептала летучая мышь.

— Спит.

— Это неправильно. Спать нужно днем, а ночью — летать и веселиться, как я или ты.

— Эх ты, глупышка! Я — привидение, а ты — летучая мышь. Поэтому мы днем спим, а все остальные — наоборот.

— Жалко, — вздохнула мышь. — Вот было бы здорово, если бы все спали днем, а ночью резвились и шалили.

— Ладно уж, лети к своим подружкам, они тебя, небось, уже заждались.

Летучая мышь пискнула на прощание и выпорхнула в окно, а старое привидение вновь склонилось над книгой.

Час проходил за часом, вот уже и ночь на исходе. Еще мерцали на небе яркие звезды и серебрилась луна, но из-за Дикого леса донеслось отдаленное хриплое кукареканье первого петуха. Близился рассвет.

Привидение выпрямилось, потянулось и зевнуло, а затем принялось тормошить спящего чичяврика.

— А…? Что…? — испуганно подскочил Клайм.

— Просыпайся, уже скоро рассвет, — сказал старик. — Мне пора спать, а мы еще должны с тобой все обсудить. Где твои ягоды невидимости?

— В кармане…

— Приготовь их. Когда я исчезну, проглотишь ягоду и будешь ждать появления колдуна. Только веди себя осторожно и не шуми. Когда колдун объявится здесь, проследи за ним и узнай, где он скрывается, а вечером расскажешь мне о том, что узнал, и мы вместе решим, что нам делать дальше. Но сам ничего не предпринимай!

— Ясное дело! Я же не маленький! — серьезно заверил Клайм.

Но его глазенки уже восторженно блестели от предстоящего приключения, а нос чесался, как никогда.

— Интересненько… любопытненько… — не удержался он. — Откуда этот колдун взялся? Ведь всех колдунов давным-давно изгнали из Дримландии в другой мир, а дверь туда запечатали и опутали крепкими цепями!

— А тебе это откуда известно? — изумился старик.

— Да мне сам Олдер рассказывал, — гордо заявил Клайм.

— Ну и ну… — старик покачал головой. — Твой вездесущий нос уже и в Непроходимом лесу побывал! Ну ладно, мне пора спать, а ты будь осторожен!

Привидение снова зевнуло и начало таять. Оно стало прозрачным и вскоре совсем исчезло. Тогда Клайм достал из кармана несколько ягод и быстро проглотил их.

— Фу ты! — сморщился он. — Какие-то кислые ягоды. Наверное еще не дозрели.

Засунув руки в карманы, чичяврик принялся прогуливаться по комнате, рассматривая полки и картины, развешанные по стенам. Случайно приблизившись к большому зеркалу, он взглянул на него и остолбенел: из зеркала, разинув рот, на него таращился чичяврик.

— Так это же я! — ахнул Клайм. — Но почему меня видно?

И тут он вспомнил, что ягоды были кислыми. Значит это ягоды возвращающие видимость.

— Эх, растяпа! — воскликнул чичяврик, хлопнув себя по лбу. — Перепутал карманы!

За окном стало светать. Скрипнула входная дверь, и на лестнице послышались крадущиеся шаги. Клайм едва успел запихнуть в рот полную пригоршню сладких ягод, как дверь в комнату открылась, и на пороге возникла сгорбленная фигура в черном плаще.

 

КОЛДУН

В первый момент Клайм испугался, что колдун заметит его, но тот скользнул подозрительным взглядом по комнате и, юркнув внутрь, затворил за собой дверь. Его маленькие злые глазки настороженно зыркали по сторонам из-под косматых щетинистых бровей.

Это был Мардук — колдун-недоучка. Когда всех колдунов выгнали из Дримландии, он спрятался в тайной пещере на скалистом берегу и долгие годы не показывался. Но в последнее время Мардук начал украдкой пробираться в заброшенный замок и рыться в древних книгах, выискивая в них колдовские заклинания. Он знал, что привидения днем спят, поэтому приходил сюда на рассвете, а вечером опять исчезал.

Подойдя к столу, Мардук сердито пробормотал:

— Опять это старое привидение порядок навело. Ну ничего, скоро я найду заклинание всемогущества — тогда все у меня попляшут: и привидения, и гномы, и эльфы, и все-все остальные! Я им покажу, кто владыка Дримландии!

Колдун сгреб с полки книги, которые рассыпались по полу, и принялся в них рыться, что-то злобно бормоча себе под нос.

Клайму ужасно захотелось посмотреть на это поближе. Он на цыпочках подкрался к Мардуку и осторожно заглянул через его плечо. В это время горбун сдул пыль со страниц и она, поднявшись облачком, попала прямиком в любопытный нос чичяврика.

— Апчхи! — звонко чихнул Клайм над самым ухом колдуна.

От неожиданности Мардук взвизгнул и подпрыгнул на месте, едва не налетев на чичяврика. Он схватил в охапку книгу и бросился наутек.

— Улю-лю! Гоп-ля-ля! — громко крикнул ему вдогонку Клайм, весело смеясь.

Колдун кубарем скатился по ступанькам, выскочил за дверь и помчался, прихрамывая, мимо Дикого леса в сторону скалистого барега. Чичяврик бросился за ним вдогонку.

Отбежав подальше от заброшенного замка, Мардук остановился, отдышался и злобно зашипел:

— У-у-у, сумасшедшее привидение. Вместо того, чтобы днем спать, оно шатается по замку.

Колдун погрозил кулаком и продолжил свой путь.

Клайм старался не отставать от него. В этой части Дримландии он еще никогда не бывал. Справа темной стеной поднимался Дикий лес, а слева Кряжистые горы острыми уступами спускались к океану.

Узкая тропинка сбежала на берег и нырнула в густые заросли колючего кустарника. Мардук подозрительно оглянулся и, встав на четвереньки, проворно прошмыгнул в тайный лаз. Немного обождав, Клайм последовал за ним. Сразу за кустарником виднелся вход в сырую и мрачную пещеру. Из нее доносилось приглушенное бормотание колдуна. Не долго думая Клайм двинулся вперед. Воздух в пещере был затхлый, пахло плесенью и еще чем-то кислым.

— Что он здесь капусту квасит, что ли?! — сморщил нос Клайм.

Внезапно впереди показался свет. Пещера расширилась и превратилась в большой каменный зал, по краям которого росли светящиеся зеленые грибы.

— Вот где он прячется, — удовлетворенно прошептал чичяврик.

Он устроился в сторонке на камне и принялся наблюдать за колдуном. Тем временем Мардук присел возле огромного котла, расположенного посреди зала, и начал нетерпеливо листать книгу.

— Ага! — торжествующе вскричал колдун. — Наконец-то я нашел то, что мне было нужно! Теперь я стану всемогущим властелином Дримландии!

— Интересненько… любопытненько… что это он там обнаружил? — навострил уши Клайм.

Он встал и тихонько подкрался к колдуну. Мардук водил по странице грязным пальцем и торопливо бормотал:

— …взять пучок чертополоха, три гнилых сливы, сушеную тыкву, девять репейников и пять мух. Все это варить в котле до полуночи, тщательно помешивая. Ровно в полночь погасить костер, два раза плюнуть через левое плечо и три раза через правое. После этого выпить ложку отвара и перекувыркнуться через голову.

Мардук злорадно захохотал:

— Теперь-то я уж точно буду владыкой Дримландии и самым могущественным колдуном во воем мире!

Он суетливо потер руки и уже хотел, было, захлопнуть книгу, но внезапно насторожился. Нахмурив брови, Мардук снова склонился над ней.

— А это еще что тут написано? — недовольно заворчал он. — Так… ага… нельзя, чтобы в котел попала трава хармс, потому что тогда колдовство не получится.

Колдун облегченно вздохнул и, отбросив книгу в сторону, начал приплясывать вокруг котла, радостно восклицая:

— Трава Хармс растет только в Диком Лесу! А черные человечки охраняют ее день и ночь! Даже я на знаю, в каком месте Дикого леса она растет, так что и бояться нечего!

Мардук внезапно остановился и, хлопнув себя по лбу, полез в дальний угол пещеры, где находилось его логово. Расшвыривая во все стороны какие-то тряпки и мусор, он сердито бормотал:

— Тыква — есть, репейник, чертополох, сливы… а мух-то у меня нет! Побегу к заброшенному замку и наловлю пяток жирненьких мушек — они любят там греться на солнышке!

Подобрав полы длинного плаща, колдун торопливо выбежал из пещеры и, пробравшись через проход в колючках, вприпрыжку помчался к заброшенному замку.

Оставшись один, Клайм в растерянности топтался на месте, не зная, что делать. Бежать в Серебристый лес или Восточную гавань за подмогой было далеко, а привидения просыпались лишь в полночь — и так, и эдак было не успеть.

— Что же делать? Как быть? — заволновался чичяврик. — Если Мардук станет могущественным колдуном, — быть беде!

И тут Клайм вспомнил о траве хармс. Не долго думая, он быстренько побежал к Дикому лесу.

Забравшись в чащу, чичяврик принялся искать черных человечков и вскоре обнаружил их на большой поляне. Усевшись в кружок, они мастерили себе дубинки, переругиваясь друг с другом.

«Как же мне узнать, где растет трава хармс? — задумался Клайм. — Ведь эти мохнатые злючки ни за что не скажут, даже если их попросить!»

Чичяврик ерошил волосы, тер уши , чесал нос, но ничего не мог придумать. Случайно его взгляд упал на старый корявый дуб, росший на краю поляны. Недалеко от земли в его стволе виднелось большущее трухлявое дупло. Клайм даже подпрыгнул от радости.

— Вот это удача! — прошептал он.

Крадучись, чичиврик направилоя мимо черных человечков к дубу. Конечно же, человечки его не заметили, потому что он был невидимкой. Но трава под ногами Клайма шевелилась, и один из них обратил на это внимание. Он толкнул своего соседа в бок, да так, что тот кубарем полетел на землю.

— Эй! Погляди-ка: трава шевелится! — воскликнул он.

— Ну и что? — сердито огрызнулся второй человечек, поднимаясь и отряхивая шерсть. — Подумаешь! Нечего пихаться! Наверное, ящерица прошмыгнула.

— Давай поймаем и съедим! — предложил первый.

— Держи карман шире! Эх ты, дурья башка! Да разве ж ящерицу поймаешь в густой траве?! Если хочешь — сам лови, а я не дурак!

— Это что же получается — что я дурак? Ах ты волосатый!

Сердито сопя, черные человечки бросились друг на друга и, сцепившись в мохнатый клубок, покатились по траве, пинаясь и кусаясь. Остальные вскочили на ноги и принялись гикать и улюлюкать, окружив драчунов кольцом. Вскоре все они ввязались в потасовку. Получилась куча-мала.

Посмеиваясь, Клайм подбежал к дубу и, засунув голову в дупло, скрипучим голосом закричал:

— Караул! Грабят! Чужаки хотят украсть траву хармс! Все на помощь!

Мгновенно черные человечки замерли, вращая головами во все стороны, а затем, схватив дубинки, во весь дух помчались в глубь леса — только пятки засверкали. Клайм бросился за ними.

Черные человечки бежали по тропинке, злобно ворча и размахивая дубинками. Последним ковылял кривоногий толстяк. Он тажело пыхтел и едва поспевал за остальными. Клайм, бегущий следом за ним, споткнулся и упал на толстяка. Тот в свою очередь свалился на следующего — и так все попадали на землю, барахтаясь и ругаясь. У них был такой смешной вид, что Клайм ни удержался и засмеялся.

Тотчас все человечки насторожились. Один из них закричал:

— Где-то рядом прячется тот длинноносый, которого спас великан! Хватайте его!

Черные человечки бросились во все стороны, обыскивая кусты. Но нигде не обнаружили чичяврика. Тогда старший из них опять построил всех в колонну и сердито проскрипел:

— Потом вернемся на это место и хорошенько все обыщем. А сейчас нужно бежать на секретную поляну!

Лохматые драчуны снова помчались дальше. Так они и прибежали к маленькой поляне посреди Дикого леса. Вместе с ними, конечно же, прибежал и невидимый Клайм.

— Что случилось? Где чужаки? — набросились прибежавшие на часовых, которые охраняли поляну.

— Какие чужаки? — удивились часовые. — Тут никого не было.

— Вы же звали на помощь!

— Никого мы не звали, это вам, наверное, со сна померещилось.

— Но мы же слышали, как вы кричали!

— Уши надо чистить! — расхохотались часовые.

— Ах, так?! — взъярился командир прибежавшего отряда. — Вот я вам сейчас мозги прочищу!

Все черные человечки отличаются злобным, драчливым характером. Их хлебом не корми — только дай подраться с кем-нибудь. Вот и сейчас ссора вспыхнула мгновенно, и они принялись тузить друг друга, пыхтя и сопя от ярости.

Пока они были заняты дракой, Клайм пробрался на поляну, сорвал два пучка травы хармс и, никем не замеченный, быстро отправился в обратный путь.

День уже был на исходе. Нужно было торопиться. Чичяврик со всех ног пряпустил по тропинке. Зрелище было необыкновенное! Над тропинкой летели по воздуху два пучка травы! Черный человечек, который шел навстречу, увидев это, шлепнулся на землю, выпучив от изумления глаза.

— Чудеса! — растерянно пробормотал он. — В нашем лесу завелась летающая трава!

Он так и остался сидеть с разинутым ртом, а Клайм, не задерживаясь, пронесся мимо него, посмеиваясь на ходу.

Вскоре лес закончился. Клайм спустился по тропинке к морю и пробрался в пещеру. Каково же было его удивление, когда он обнаружил там Таффи и Брегона. Чичяврики сидели в дальнем углу, со связанными руками и ногами. Брегон, как всегда, ныл, а Таффи его успокаивала. Колдуна нигде не было видно. Клайм тихонько подкрался к друзьям.

— Зачем только мы пошли за Клаймом, — жалобно скулил Брегон. — С ним только свяжись — одни неприятности!

— Не плачь, Брегончик, — утешала его Таффи. — Что-нибудь придумаем.

— Да-а, придумаем, как бы не так, — заревел Брегон. — Слышала, что сказал этот горбатый в черном плаще?! Он сказал, что превратит нас в жаб, а я не хочу быть жабой!

— А кем же ты хочешь быть? — поинтересовался Клайм.

От неожиданности Брегон даже подпрыгнул. Он испуганно завертел головой, таращась по сторонам.

— Кто здесь? — жалобно пискнул чичяврик.

— Да я, конечно, кто ж еще! — воскликнул Клайм.

Брегон и Таффи беспомощно озирались, пытаясь увидеть своего друга. И тут они заметили прямо перед собой два пучка травы, висящих в воздухе.

— Ой! — испугался Брегон. — Таффи, посмотри, что этот горбун сделал с Клаймом! Он превратил его в летающую траву!

— Эх ты, недотепа! — рассмеялся Клайм. — Это самая обыкновенная трава, я держу ее в руках.

— А ты сам где? — удивилась Таффи.

— Прямо перед вами. Меня не видно, потому что я съел ягоды невидимости. Понятно?

— Ага, — расплылся в радостной улыбке Брегон. — Клаймик, миленький, спаси — освободи, а то нас превратят в жаб. Бр-р-р!

— Не волнуйся. Лучше расскажи, как вы сюда попали?

Клайм развязал веревки, опутывающие Таффи, а затем принялся за Брегона. Чичявричка встала, отряхнула платъице и начала объяснять:

— Мы нашли филина Глума. Он рассказал нам о послании. Енот Дасти видел, как ты бежал к Полю чудес. Ну вот мы и поспешили к тебе на помощь. А вместо этого попали в лапы не известно откуда взявшегося разбойника. Он заманил нас в эту пещеру, а потом схватил и связал.

— Еще он пообещал превратить нас в противных жаб! — обиженно пожаловался Брегон.

— Это не разбойник, а колдун Мардук, — заявил Клайм. — Вернее, он еще не совсем колдун, но если мы ему не помешаем, то в полночь он станет всемогущим черным колдуном.

— Ой-е-ей! — запаниковал Брегон. — Как же мы ему помешаем, ведь он такой страшный…

— Хватит хныкать! — решительно остановила его Таффи. — Дай Клайму договорить: кажется, у него есть какой-то план.

— Конечно есть! — подтвердил Клайм. — Только сначала съешьте ягоды невидимости, пока Мардук не вернулся, а потом я вам все расскажу.

Чичяврик дал пригоршню ягод Таффи и Брегону, а когда они тоже стали невидимками, поведал им свой план. После этого друзья разошлись в разные стороны и притаились.

 

ПРЕВРАЩЕНИЕ

Вскоре послышался шорох, сопение, сердитое бормотание, и в пещерный зал вошел Мардук. Глянув в тот угол, где должны были находиться пленники, колдун чуть не лопнул от злости.

— Ах, негодные чичяврики! — вскричал он. — Удрали, мерзавцы! Ну погодите, длинноносые и лопоухие, когда стану всемогущим, я вам это припомню!

Мардук злобно пнул башмаком по камню, но тут же запрыгал на одной ноге, скуля от боли. Глядя на него, чичяврики еле сдерживались, чтобы не засмеяться. Колдун наступил на свой плащ и упал на спину, смешно дрыгая ногами и ругаясь.

Наконец Мардук успокоился. Поднявшись, он подошел к огромному котлу и зажег дрова, сложенные под котлом. Когда вода начала закипать, колдун притащил из угла все необходимое для колдовства и бросил в котел. Потом достал большущую деревянную ложку и принялся помешивать ею свое колдовское зелье, напевая:

 

Пучок чертополоха —

Для колдовства совсем неплохо!

А славные гнилые сливы

По-моему, весьма красивы!

Я, безусловно, очень рад,

Вдыхая тыквы аромат!

Чуть-чуть репейников и мух —

И я великим стану вдруг!

 

Мардук остановился, озабоченно почесал голову и пробормотал:

— Как же я узнаю, когда наступит полночь? Мне следует взглянуть на луну, а варево в котле нужно постоянно помешивать…

И тут из дальнего угла раздался глухой голос:

— Я помогу тебе!

— Кто там? — испугался колдун.

— Это я, злое привидение. Я буду мешать ложкой колдовское зелье, а ты можешь посмотреть на луну.

— А почему это ты хочешь мне помочь? — подозрительно прищурился Мардук.

— Потому что я такое же злое, как и ты. Я тоже хочу править Дримландией.

— Это другое дело! Это я понимаю! — обрадовался колдун. — Тогда я стану владыкой Дримландии, то сделаю тебя своим первым министром. А теперь — за работу, а я побегу — посмотрю на луну!

Мардук бросился к выходу. У самого порога он оглянулся и удовлетворенно потер руки. Ложка приподнялась и начала медленно помешивать колдовское варево.

Как только Мардук исчез, раздался звонкий голос Таффи:

— Клайм, ты где? Быстрей бросай в котел траву!

В то же мгновение откуда ни возьмись появились два пучка травы хармс и упали в котел. Следом за ними туда же полетела пригоршня песка и несколько камней.

— Эй, Клайм, а зачем ты бросил песок и камни? — удивилась Таффи.

— Это не я!

— А кто же?

— Да я это, я… — раздался смущенный голос Брегона.

— А зачем?

— На всякий случай, для верности. Уж больно в жабу не хочется превращаться!

Таффи и Клайм так и покатились со смеху.

Послышались торопливые шаги возвращающегося колдуна. Чичяврики бросились врассыпную и затаились. Запыхавшийся Мардук влетел в пещеру и крикнул:

— Эй, привидение, почему не мешаешь варево?

Но в ответ не раздалось ни звука.

— Ух, ленивое привидение! Уснуло, небось. Ну да ладно, все равно пора тушить костер. А этому привидению я потом все припомню!

Колдун схватил кувшин с водой и плеснул в огонь. Раздалось шипение, треск, и костер погас, окутавшись клубами пара. Мардук дважды плюнул чарез левое плечо, три раза — через правое, а затем зачерпнул ложкой из котла жидкость и выпил ее.

— Фу, какая гадость! — поморщился он.

Опустившись на четвереньки, колдун перекувыркнулся через голову и… исчез. На том месте, где только что был Мардук, сидела самая обыкновенная серая жаба, испуганно выпучив глазищи. Она жалобно квакнула, баспомощно озираясь по сторонам.

— Ура! Получилось! — закричал Клайм, появляясь из ниоткуда.

Следом за ним показались Таффи и Брегон. Они, как и Клайм, тоже съели ягоды, возвращающие видимость. Брегон первым подбежал к жабе и, уперев руки в бока, торжествующе заявил:

— Ну что, пучеглазый, получил по заслугам?! Сам теперь жабой будешь, чтоб других не пугал! У-у-у морда противная!

— Успокойся, Брегончик, — сказала Таффи. — Он уже не опасный и не страшный.

— Зато противный! — заметил Брегон.

Жаба ошалело смотрела на чичявриков, затем еще раз жалобно квакнула и запрыгала к выходу из пещеры.

— Пусть уходит, — решил Клайм. — Вреда от него больше не будет, а пользу, может быть, и принесет.

— Какая же от него польза? — удивился Брегон.

— Комаров будет есть — и то ладно!

Таффи обвела друзей восторженным взглядом и, радостно всплеснув в ладоши, воскликнула:

— Все-таки здорово мы придумали с привидением!

— Еще бы! — согласился Клайм. — А теперь давайте возвращаться в заброшенный замок. Там нас уже, наверное, ждут — не дождутся.

Бережно собрав растрепанную Книгу заклинаний, друзья выбрались из пещеры и отправились вверх по тропинке, обнявшись и распевая песенку:

 

Звездочка на небе весело мигает,

Словно поиграться с нею приглашает.

Яркая шалунья не дает нам спать.

Как бы нам отсюда до нее достать?

 

Звездочки весело подмигивали чичяврикам с ночного неба, а полная луна высветлила для них тропинку.

Шагать было легко и удобно. Прилетела стайка светящихся мотыльков и окружила героев волшебным сиянием. Так они и пришли в заброшенный замок. Тут их уже ждали. Не только старое привидение вышло навстречу маленьким героям. Все население высыпало поприветствовать отважных чичявриков, потому что молва о том, что они победили колдуна Мардука, уже долетела до заброшенного замка, опередив друзей. Привидения провели чичявриков в большой зал, где они еще ни разу не бывали. Здесь им устроили самый настоящий королевский прием. Клайма, Таффи и Брегона усадили на высокие кресла. Привидения исполнили для почетных гостей чудесный танец «Ночная фантазия» и спели лунную серенаду. Потом вперед вышел уже знакомый старик-привидение и торжественно произнес:

— Дорогие гости! Сегодня вы совершили геройский поступок — спасли нашу страну от страшной беды! Об этом будет сделана запись в Книге истории Дримландии.

— А разве есть такая книга? — хором воскликнули чичяврики.

— Конечно, есть!

— Интересненько…любопытненько… — заинтересовался Клайм, у которого сразу зачесался нос. — Вот бы взглянуть на нее хоть одним глазком…

— Придет время — увидите! — добродушно улыбнулся старик.

— Когда же оно придет, это время?

— Потерпите. Вас вызовут.

— Кто?

— Куда?

— Погодите, не спешите! — засмеялся старик. — Я знаю, что у вас вопросы никогда не кончаются, ведь недаром вы — чичяврики. Но на этот раз придется потерпеть. Я вам рассказал все, что имел право сказать.

— Ну вот, — обиженно надул губы Брегон. — Опять загадки…

— А сейчас вы отправитесь отдыхать, потому что завтра вас будут торжественно встречать в Серебристом лесу. Будет большой праздник, какого уже давно не бывало в Дримландии. Мы уже послали гонцов с известием.

— Каких гонцов? — не удержался Клайм.

Но старик только усмехнулся в ответ и поманил чичявриков за собой. Они поднялись на второй зтаж по широкой белой лестнице и вошли в распахнутые двери.

— Ух, ты! — восхитился Брегон. — Вот это спаленка!

В большой просторной комнате стояли три кровати. Они были такие широкие, что на них можно было спать и вдоль, и поперек. Вся спальня была украшена цветами.

Старик пожелал чичяврикам спокойной ночи и удалился, прикрыв дверь. Таффи первой прыгнула на свою кровать и утонула в мягкой перине, восторженно смеясь. Клайм и Брегон последовали ее примеру, устроившись на своих кроватях.

Чичяврики немного поболтали, но вскоре сон сморил их, и они мирно уснули, счастливо улыбаясь.

 

БОЛЬШОЙ  ПРАЗДНИК

Таффи проснулась первой. Она вскочила с кровати и, подбежав к зеркалу, первым делом поправила растрепавшиеся рыжие волосы. Затем, расправив складочки на платьице, подошла к окошку и выглянула на улицу.

Яркое веселое солнышко уже поднялось над лесом. Пели птички. Перед замком на поляне резвились розовые пони — Квик, Джамп и Хоп. Заметив Таффи, Квик поднял голову и приветливо произнес:

— Доброе утро! Нас прислала за вами королева эльфов. Быстрее собирайтесь в дорогу. Ведь сегодня в Серебристом лесу будет большой праздник в вашу честь!

— Подождите одну минуточку! Мы сейчас выйдем, — ответила Таффи.

Она выбежала на середину комнаты и громко захлопала в ладоши.

Чичяврики сонно заворочались в постелях. Клайм открыл глаза и спустился на пол, зевая и потягиваясь. Брегон только промямлил что-то неразборчивое и, повернувшись на другой бок, сладко захрапел, посвистывая носом.

— Ах, так?! — возмутилась Таффи. — Ну, погоди!

Она схватила кувшин с водой, который стоял на столе, и подкравшись к Брегону, плеснула на него водой. Чичяврик подскочил на кровати, размахивая руками, и отчаянно закричал:

— Караул! Тонем!

Клайм и Таффи от смеха схватились за животы. Сообразив, в чем дело, Брегон обиженно надул губы и проворчал:

— Вовсе не обязательно было поливать меня водой… Что я вам — капустная грядка что ли?! Я уже и сам хотел вставать, да вот не успел.

— Так мы тебе и поверили, — возразила Таффи. — Ты еще до обеда спал бы, если б я тебя не разбудила. Ну-ка вставай немедленно!

— А не то превратишься в жабу, как Мардук! — смеясь добавил Клайм.

Брегон мгновенно спрыгнул на пол, испуганно глядя на друзей. На столе стояло огромное блюдо, доверху наполненное сочными вкусными фруктами. У Брегона при виде их даже слюнки потекли. Он уже, было, потянулся к блюду, но Таффи остановила его.

— А кто будет руки мыть? — возмутилась она.

Брегон вздохнул с сожалением и поплелся за Клаймом умываться. Весело отфыркиваясь, чичяврики поплескались в тазике с водой, а затем усались за стол. В одно мгновение блюдо опустело.

— Вот это вкуснятина! — Брегон с довольным видом погладил свой округлившийся животик.

— Ну ты и обжора! — воскликнула Таффи.

— Ничего подобного, — возразил Брегон. — Подумаешь, слегка перекусил…

Брегон оглянулся по сторонам, словно искал, чего бы еще пожевать. Внезапно его взгляд остановился на широкой скамейке, стоящей у противоположной стены.

— Что это там? — удивился Брегон.

Друзья вскочили из-за стола и подбежали к скамейке. На ней лежали подарки для чичявриков, приготовленные заботливыми привидениями.

Для Таффи — серебристое платьице со сверкающими золотистыми кружевами. А для Клайма и Брегона — две походные сумки. На одной из них было вышито: «Для всяких интересных и любопытных вещиц», а на другой — «Для всевозможных сладостей».

— Ясное дело, что для сладостей — это мне! — расплылся в довольной улыбке Брегон.

Друзья быстренько навели порядок в комнате и, прихватив свои подарки, сбежали по лестнице вниз. Розовые пони уже с нетерпением дожидались их, притопывая копытцами. Чичяврики взобрались на маленьких скакунов и отправились домой.

Жители Дримландии, которые встречались на пути, восторженно приветствовали героев. Все феи Долины роз собрались вдоль дороги, чтобы посмотреть на чичявриков, сумевших перехитрить колдуна Мардука. Птицы и зверюшки сопровождали их до самого эльфийского дворца, расположенного в центре Серебристого леса.

Когда друзья подъехали ко дворцу, то даже слегка растерялись — столько народу собралось их поприветствовать! Были здесь и эльфы с королевой Эвели, и тролли во главе с дедушкой Ватроллем, и Барлин со своими гномами, и мореходы… словом, кого только не было. Не смогли прибыть лишь великаны, русалки, снежные люди, привидения и хранитель Непроходимого леса — Олдер. Но и они прислали героям поздравления и самые лучшие пожелания.

Праздник удался на славу. Гуляния длились целых три дня. Все это время Клайм, Таффи и Брегон находились в центре внимания и даже чуточку устали от этого.

Рассказывать о том, какие игры, фейерверки, танцы и угощения были в эти три дня — не хватит целой книги!

Но, как всегда бывает, праздник все-таки закончился, наступили будни, и жизнь в Дримландии пошла своим чередом. Клайм снова принялся повсюду совать свой любопытный нос. Таффи и Брегон старались не отставать от него.

Часто, сидя где-нибудь на цветочной поляне или на берегу звонкого ручья, друзья вздыхали и жаловались:

— Когда же наступит то время, о котором говорило старое привидение? Кто и куда нас вызовет? Эх, скорей бы уже!

И вот однажды это время пришло. Но о том, что приключилось с озорными любознательными чичявриками на этот раз, вы узнаете из следующей истории «Сказок Кряжистых Гор».

Поделиться сказкой с друзьями:
Добавить комментарий
Читать сказку "Анатолий Валевский — Сказки Кряжистых гор – 07 «Загадочный горбун»" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.