Анатолий Валевский — Сказки старой черепахи — «Ожерелье Даркуса» — 09: Сказка

ФАБЕР И РАФЛИ

Рафли, плавно изгибаясь, уверенно двигалась вперед, ни к чему не прикасаясь. Бедняга Фабер неуклюже следовал за ней. Он постоянно цеплялся за все клешнями. Даже собственные лапы мешали ему. Он путался в них, наступал на свои усы и ужасно измучился, пока добрался до стены дворца.

— Ну, что ты там возишься? — прошептала мурена.

— Да вот, запутался в собственных лапах… — виновато ответил Фабер.

— Поотращивал… — буркнула мурена. — Нужно было хвост и плавники отращивать. Эх, ты, консервная банка с усами!

— Сама ты… — разозлился, было, Фабер. Но в этот момент вверху промелькнула грозная тень сторожевой акулы, и друзья притихли.

Прошло некоторое время. Вокруг было тихо и спокойно.

— Как бы так незаметно выглянуть наверх, чтобы узнать, что там творится? — шепотом поинтересовалась Рафли.

— Сейчас попробуем…

Фабер выдвинул глазки над краем расщелины, как перископ подводной лодки, и принялся вращать ими во все стороны, осматривая окрестности.

Поблизости не было видно ни одного прислужника Даркуса. Почти все они толпились у главного входа. Но, чуть левее того места, где притаились друзья, дремал ленивый толстый осьминог. Ему приказали охранять боковую стену дворца.

Осьминог удобно расположился на мшистом бугорке, привольно раскинув свои безобразные щупальца. Он безмятежно посапывал, выпуская пузыри воздуха, которые серебристой цепочкой устремлялись вверх. Прислужник морского колдуна даже не мог себе представить, что кто-нибудь осмелится приблизиться к дворцу его могущественного господина.

— Вокруг никого нет, — зашептал Фабер, вернув глаза на место и повернувшись к мурене. — Только один пузатый осьминог, да и тот спит. Сейчас самое время забраться через окно внутрь дворца.

— Только тихонько, чтоб не разбудить осьминога, — согласилась Рафли. — Держись за меня покрепче.

Фабер вцепился клешнями в спинной плавник мурены. Она взмахнула хвостом и, мелькнув серой тенью, исчезла в пустом проеме темного окна.

Друзья очутились в большой неосвещенной комнате, посреди которой стояла широкая кровать. Ее спинки были украшены белыми и розовыми жемчужинами.

Прекрасная узорчатая накидка из пушистых водорослей покрывала кровать от края до края.

— Ага, теперь понятно, куда подевались жемчужины из подводных пещер! — пробормотал Фабер.

— Нашел время о жемчужинах говорить, — недовольно буркнула мурена. — Лучше думай: что дальше делать будем?

— А что тут думать?! Подождем, пока появится Глэдис, и поговорим с ней.

— Ну да, конечно. У тебя все так просто получается, как в сказке. А вдруг Глэдис будет не одна, а в сопровождении прислужников колдуна. Даже если она приплывет одна, то еще не известно: будет ли она рада нашему появлению?

— Это еще почему? — удивился Фабер.

— Ты же сам говорил, что Глэдис сильно изменилась. А что если она позовет осьминогов, или даже самого Даркуса?

Фабер растерянно развел клешнями.

— То-то и оно. — Рафли внимательно огляделась по сторонам. — Действовать нужно осторожно. Лучше всего спрятаться под кроватью. Оттуда мы все увидим и услышим.

— А если… — попытался возразить краб. Но в этот момент за дверью послышались громкие приближающиеся голоса. Не сговариваясь, друзья бросились под кровать и затаились там, с тревогой наблюдая за происходящим.

Отворилась дверь и появилась русалочка. Она явно была очень сердита. Повернувшись к осьминогам, сопровождавшим ее, Глэдис подбоченилась и гневно произнесла:

— Никогда больше не смейте прикасаться ко мне своими мерзкими голодными щупальцами!

Она захлопнула дверь и опустилась на кровать. Какое-то время в комнате царила тишина. Фабер и Рафли боялись даже шелохнуться. Но вот, послышался печальный голос русалочки:

— Что со мной случилось? Почему я оказалась во дворце Даркуса? Где Айрис, Дэльф, где все мои друзья?

Фабер рванулся, было из-под кровати, чтобы утешить Глэдис. Но мурена успела ухватить его за клешню своими цепкими зубами. Она цыкнула на краба и сделала страшные глаза.

— Ты сто, хоцес стобы нас поймали? — прошептала Рафли, не разжимая зубы. — Давай немноско подосдём…

Фабер подумал о том, что и в самом деле их могут поймать. Это было бы весьма некстати.

— Хорошо, — согласился он. — Только отпусти меня, а то сжала своими зубами, словно клещами.

Друзья старались не шуметь, но все же русалочка насторожилась. Она заглянула под кровать. Тотчас ее лицо вновь стало холодным и надменным. Уперев руки в бока, Глэдис грозно спросила:

— Как вы посмели проникнуть в мою комнату?! Немедленно выбирайтесь! Сейчас я позову стражу.

Русалочка повернулась к двери.

— Глэдис! Не делай этого! — воскликнул краб, вылезая из-под кровати.
Русалочка окинула его высокомерным взглядом и презрительно скривила губы.

— Кто ты такой, чтобы указывать мне?

— Но ведь это же я — твой друг Фабер!

— У меня нет друзей…

— А как же я, Дэльф, Айрис? — умоляюще произнес Фабер.

— Айрис… — словно эхо, задумчиво повторила Глэдис. — Я помню… но это было так давно…

— Почему давно?! — возмутился краб. — Ну и короткая же у тебя память!

Глэдис вздрогнула, словно просыпаясь. Глаза ее грозно сверкнули.

— Ах ты, водяной таракан! Не твое дело — какая у меня память!

Она взмахнула руками.

Рафли, которая внимательно следила за разговором, выглядывая из-под края покрывала, мгновенно подскочила к русалочке. Она принялась юлить перед Глэдис, не давая ей хлопнуть в ладони.

— О, прекрасная госпожа, не спеши звать стражу! Мы твои верные слуги и пробрались сюда тайком лишь с одной целью: помочь тебе наша владычица!

— Что ты мелешь, Рафли?! — возмутился Фабер. — Какие слуги, какая госпожа? Если Глэдис так зазналась, то пусть зовет своих осьминогов!

Краб принял гордую позу, скрестив на груди клешни. Продолжая кружить перед русалочкой, Рафли заговорщически подмигнула Фаберу и снова обратилась к Глэдис.

— Госпожа, не обращай внимания на его слова. Он очень расстроился, когда узнал, что за тобой во дворце следят. Из-за этого бедняга Фабер даже рассудок потерял!
Краб возмущенно фыркнул, но благоразумно промолчал.

— Это правда? — недоверчиво спросила его русалочка.

— Ну… да, конечно, — неохотно проворчал Фабер.

— Тогда — другое дело, — Глэдис вернулась на кровать и капризно заявила:

— Тут кругом одни прислужники Даркуса, а у меня своих слуг нет.

— Вот и хорошо! — засуетилась Рафли. — Теперь мы будем твоими верными слугами, госпожа. Мы сделаем все, что ты прикажешь!

— В таком случае вы должны мне помочь пробраться в тронный зал, когда там не будет Даркуса.

— А зачем это тебе, госпожа?

— Я хочу узнать: почему мне запрещено прикасаться к каменному истукану?
Рафли и Фабер многозначительно переглянулись. Краб с явным удовлетворением потер клешни и одобрительно хмыкнул.

— Не беспокойся, госпожа! Мы поможем тебе. — сказал он. — Отдыхай и ни о чем не тревожься. А мы пока придумаем, как нам все устроить.

— Хорошо, — ответила Глэдис и, зевнув, добавила: — Только не шумите, а то я и в самом деле что-то устала.

Русалочка опустилась на постель и тут же уснула. Фабер и Рафли заботливо накрыли ее покрывалом, а сами, забрались под кровать, чтобы посовещаться и решить, что им делать дальше.

— Послушайте, тетушка Канди, — прервал я рассказ старой черепахи. — Что-то я не совсем пойму: то Глэдис становится злой, то снова хорошей, но опять не надолго. В чем здесь дело?

Тетушка Канди лукаво улыбнулась.

— Что ж тут непонятного, молодой человек? Все очень просто. Глэдис была хорошей русалочкой с добрым и нежным сердцем. Колдовское ожерелье из черных жемчужин, что висело у нее на шее, не смогло полностью покорить Глэдис. Поэтому она и вела себя так странно.

— Но ведь это не могло продолжаться долго. Вы сами сказали, что за две недели это ожерелье должно было окончательно подчинить русалочку злой воле морского колдуна. А ведь время шло.

— Да, время шло. — согласилась черепаха. — До назначенной через две недели свадьбы, остался всего лишь один день…

Я схватился за голову.

— Какой ужас! Неужели бедняжка Глэдис стала женой отвратительного Даркуса?
Тетушка Канди зажмурила глазки, покачала головой и ворчливо заметила:

— Эх, молодежь! Всегда-то вы спешите. Во-первых: до свадьбы оставался все-таки целый день. А за день может многое случиться. Во-вторых: вы, наверное, забыли, что Айрис и Дэльф отправились к берегам Дримландии, чтобы узнать, что произошло с Глэдис и как ей помочь.

— Что же они узнали? — воскликнул я.

— Экий вы нетерпеливый? — усмехнулась старая черепаха. — Вы, молодой человек, не спешите. Я все расскажу по-порядку.

И тетушка Канди поведала о том, что узнали Айрис и Дэльф у старой русалки — бабушки Клэвис. Слушая черепаху, я забывал, где нахожусь. Мне казалось, что я погружаюсь в морские глубины. Со всех сторон меня окружали разноцветные водоросли и чудесные подводные цветы необыкновенной красоты. Всевозможные пестрые рыбки весело кружились вокруг, а черные пузатые осьминоги пытались поймать меня своими толстыми щупальцами. Я удирал от хищных акул и катался верхом на дружелюбных резвых дельфинах. Словом, я так увлекся, что мне уже казалось, будто бы я сам стал участником этих чудесных и невероятных, сказочных событий, происходивших в глубинах морей, там, где еще не побывал ни один человек.

Поделиться сказкой с друзьями:
Добавить комментарий
Читать сказку "Анатолий Валевский — Сказки старой черепахи — «Ожерелье Даркуса» — 09" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.