Джанни Родари — Джельсомино в Стране Лжецов: Сказка

Всем опостылели былые враки, и больше не мяукают собаки

После суматохи, вызванной побегом Бананито, в сумасшедшем доме снова водворилось спокойствие. В палатах, камерах и коридорах все спали. Бодрствовал один только несчастный кухонный мальчишка, которому постоянный голод мешал заснуть, и ночи напролет он копался в отбросах в поисках чего-нибудь съедобного. Бананито с кошкой и те, кто бросились за ними в погоню, его мало интересовали. Правда, вскоре его внимание неожиданно привлек один странный паренек, который, встав посреди площади, как раз напротив сумасшедшего дома, принялся выводить рулады.
Кухонный мальчишка ел как раз картофельные очистки и поглядывал на певца, качая головой.
— Этот и взаправду рехнулся. Где это видано: петь серенады не прекрасным девушкам, а под окнами дома для умалишенных? Впрочем, это его дело. Однако какой сильный голос! Спорю на кочерыжку — сейчас его схватят жандармы.
Но охранники, устав после тщетной погони за Кошкой-хромоножкой, спали как убитые.
Джельсомино поначалу пел вполсилы, чтобы проверить голосовые связки. Удостоверившись, что с ними все в порядке, он набрал полную грудь воздуха и запел громче. Тут кухонный мальчишка разинул рот от удивления, забыв про свои объедки.
— Странное дело, слушая его, почти забываешь про голод.
В этот момент стекло в окне, перед которым он стоял, вдребезги разбилось, и один из осколков чуть не врезался ему в нос.
— Эй, кто там бросается камнями?
И сразу же в разных местах огромного мрачного здания, на всех этажах стали вылетать одно за другим стекла. Стражники забегали по всем палатам и камерам, думая, что заключенные подняли бунт. Но им пришлось быстро изменить свое мнение. Действительно, все узники проснулись, но казались вполне спокойными: они наслаждались пением Джельсомино.
— Кто это здесь бьет стекла? — закричали стражники.
— Тише вы! — послышалось в ответ со всех сторон. — Дайте послушать песню. Какое нам дело до стекол? Без них даже лучше слышно и воздух чище.
Затем стали разламываться на куски и решетки на окнах: железные прутья ломались как спички, отрывались от оконных рам и, с грохотом упав в ров с водой, шли ко дну.
Когда директор сумасшедшего дома узнал о случившемся, его бросило в дрожь.
— Это от холода, — объяснил он своему секретарю, а сам про себя подумал: «Началось землетрясение».
Он вызвал свою машину и, сказав на ходу, что едет сообщить обо всем министру, удрал к себе на загородную дачу, оставив своих подопечных на произвол судьбы.
«Какой там министр, — думали его подчиненные вне себя от злости, — он просто сбежал, а министр — сплошная отговорка. А мы что же, должны погибать, как мыши в мышеловке? Как бы не так!» Один за другим — кто в машине, кто пешком — они так быстро скрылись за подъемным мостом, что часовые, стоявшие у ворот, не заметили, как и след их простыл.
Занималась заря. По крышам домов уже скользил бледный луч света. Для Джельсомино рассвет послужил как бы сигналом, который сказал ему: «Пой громче!» О, если бы вы тогда его слышали!
Голос Джельсомино вырвался наружу с такой силой, как вырывается огненная лава из кратера вулкана. Все деревянные двери в сумасшедшем доме разлетались в щепки, а железные настолько погнулись, что уже не походили больше на двери, и все, кто находился за ними взаперти, беспрепятственно выбежали в коридор, прыгая от радости.
Стражники, надсмотрщики, санитары бросились один за другим к выходу и, перебежав через подъемный мост, выскочили на площадь. Все вдруг вспомнили о важных и неотложных делах в городе.
— Мне нужно вымыть мою собаку, то есть кошку, — говорил один.
— Меня пригласили погостить на взморье, — объяснял Другой.
— А я забыл переменить воду красным рыбкам, то есть птичкам. Боюсь, как бы они не передохли.
Все они так привыкли лгать, что не могли просто сознаться, что им страшно.
Вскоре из всего обслуживающего персонала в сумасшедшем доме не осталось никого, кроме голодного кухонного мальчишки. Держа в руке свою кочерыжку, он стоял, разинув рот от удивления, потому что ему совсем не хотелось есть. Впервые в жизни несчастный почувствовал, как, подобно свежему ветру, в голове у него пронеслись заманчивые мысли.
Ромолетта первая из всей палаты заметила, что все надсмотрщики сбежали.
— Чего же мы ждем? Бежим и мы! — сказала она тетушке Кукурузе.
— Это противоречит правилам, — ответила та с достоинством. — Хотя следует заметить, что и сами эти правила достаточно противоречивы. Ну что ж, идем.
Взявшись за руки, они направились к лестнице, по которой уже сломя голову бежали толпы людей. Неразбериха была страшная. Но тетушка Кукуруза и среди тысячи чужих голосов сразу же распознала мяуканье своих котят. Впрочем, и они, семь маленьких учеников Кошки-хромоножки, тотчас признали среди множества людей высоко поднятую голову и строгое лицо своей защитницы. С громким мяуканьем они бросились к тетушке Кукурузе на шею, облепив ее со всех сторон.
— Ну вот, сейчас вернемся к себе домой, — говорила тетушка со слезами на глазах. — Один, два, три, четыре… Все в сборе? Семь, восемь! Один даже лишний.
Конечно, это был добрый Барбос. На руках тетушки Кукурузы хватило места и для него.
Джельсомино на время прервал свое пение и у всех, кто выходил на свободу, спрашивал о Кошке-хромоножке. Но никто не мог дать ему вразумительный ответ. Тогда он, потеряв терпение, громко крикнул:
— Остался ли кто-нибудь там внутри?
— Никого. Там нет ни души, — послышалось в ответ.
— Ну, тогда смотрите.
Он набрал полную грудь воздуха, как это делают водолазы перед погружением в воду, сложил руки рупором, приставил их ко рту, чтобы звук беспрепятственно пошел в нужном ему направлении, и пронзительно крикнул. Будь на Марсе и на Венере жители, обладающие слухом, они, вероятно, услышали бы голос Джельсомино. Достаточно вам сказать, что здание пошатнулось, словно пронесся циклон. Черепицы с крыши и печные трубы смело, как пушинки. Затем, начиная с верхнего этажа, стены накренились, задрожали и со страшным грохотом рухнули вниз, заполняя ров и разбрызгивая воду в разные стороны.
Все это длилось не больше минуты. Это может подтвердить и кухонный мальчишка, который, оставшись внутри даже после бегства заключенных, едва успел вовремя нырнуть из своего окна в воду, переплыть в несколько бросков ров и очутиться на площади, прежде чем за его спиной рухнуло все здание.
По всей площади пронеслось дружное «ура!», и как раз в этот момент взошло солнце, хотя никто не догадался сбегать за ним и позвать: «Поторапливайся, светило, иначе упустишь редкое зрелище».
Люди, заполнившие площадь, подхватили Джельсомино на руки и с триумфом понесли его. А журналисты не успели пробраться к нему и спросить, каковы его впечатления. Им пришлось довольствоваться интервью с Калимером Векселем, который с мрачным видом стоял в стороне от всех.
— Послушайте, — обратились к нему, — вы ничего не хотели бы сообщить газете «Образцовый лжец»?
— Мяу, — ответил Калимер, поворачиваясь к ним спиной.
— Отлично, — сказали журналисты. — Вы один из очевидцев. Не смогли бы вы нам объяснить, почему здесь ничего не произошло?
— Мяу, — снова промяукал в ответ Калимер.
— Прекрасно! Мы опровергнем самым решительным образом, что сумасшедший дом якобы развалился, а умалишенные разбежались по городу.
— Да поймите вы наконец, — вырвалось вдруг у Кали-мера, — поймите же, что я кошка!
— Вы хотите сказать, собака, раз вы мяукаете?
— Нет, нет, кошка! Я обыкновенная кошка и ловлю мышей. Ладно, ладно, смейтесь. Теперь-то я вас разглядел как следует. Вы можете прятаться сколько вам угодно, но от меня не уйдете. Вы мыши и сейчас попадетесь ко мне в лапы. Мяу! Мяу!
Тут Калимер сделал прыжок. Журналисты едва успели спрятать в карман ручки и блокноты и вскочить в свои автомобили. Калимер упал на землю и, отчаянно мяукая, пролежал так весь остаток дня, пока один сострадательный прохожий не поднял беднягу и не отвел его в больницу.
Час спустя после описанных событий вышел экстренный выпуск «Образцового лжеца». Во всю первую полосу газеты огромными буквами был напечатан заголовок, который гласил:
НОВАЯ НЕУДАЧА ТЕНОРА ДЖЕЛЬСОМИНО:
СВОИМ ПЕНИЕМ ЕМУ НЕ УДАЛОСЬ РАЗРУШИТЬ СУМАСШЕДШИЙ ДОМ Редактор газеты потирал руки от удовольствия:
— Опровержение получилось на славу. Сегодня мне удастся продать по крайней мере сто тысяч экземпляров.
Но вскоре разносчики газеты «Образцовый лжец» вернулись с кипами нераспроданных газет. Никто не захотел купить ни одного номера.
— Как?! — закричал редактор. — Неужели ни одной газеты не продано? Что же люди тогда читают? Календарь?
— Нет, господин редактор, — ответил ему самый смелый из разносчиков. — Календарь тоже никто больше не читает. Как, по-вашему, можно доверять календарю, если в нем декабрь месяц называется августом? Вряд ли людям будет тепло только оттого, что изменили название месяца.
— Большие изменения происходят, господин редактор, — поддержал своего товарища другой разносчик. — Люди смеются нам прямо в лицо и советуют из нашей газеты делать бумажные кораблики.
В этот момент в кабинет редактора вбежала его любимая собака, которая, видимо, решила сделать самостоятельную вылазку в город.
— Кис-кис, моя кисонька! — машинально позвал ее редактор.
— Гав-гав! — ответила собака.
— Что такое? Ты лаешь?!
Вместо ответа пес завилял хвостом от радости и еще пуще залаял.
— Но ведь это же конец света! — воскликнул редактор, вытирая испарину со лба. — Воистину светопреставление!
Нет, это был лишь конец всякой лжи. После разрушения сумасшедшего дома на свободе разом оказались сотни людей, которые говорили правду, не считая собак, которые лаяли, кошек, которые мяукали, лошадей, которые ржали, как этого требуют правила зоологии и грамматики. Правда распространялась, словно эпидемия, и уже большинство населения было ею заражено. Владельцы магазинов срочно принялись менять этикетки на своих товарах.
Один булочник сорвал вывеску с надписью «Канцелярские товары», перевернул ее и кусочком угля написал на ней: «Хлеб». Перед его лавкой немедленно собралась большая толпа и начала аплодировать.
Но еще более многочисленная толпа собралась на главной площади перед королевским дворцом. Во главе ее был Джельсомино. Он пел, и на его голос сбегались люди со всех кварталов города и даже из ближайших деревень.
Из окна своей комнаты Джакомон увидел это многолюдное шествие и от радости захлопал в ладоши.
— Скорей сюда! — закричал он, зовя придворных. — Скорее! Мой народ хочет, чтобы я произнес речь. Посмотрите, вон все собрались, чтобы поздравить меня с праздником.
— Разве сегодня праздник? — недоумевали придворные. Вам покажется невероятным, но обитатели дворца еще ничего не знали о случившемся. Шпионы, вместо того чтобы броситься во дворец и доложить о происходящих волнениях народа, все разбежались в поисках укромного местечка.
Во дворце короля Джакомона кошки продолжали лаять. Это были последние несчастные кошки во всем королевстве.

Понравилась сказка или повесть? Поделитесь с друзьями!
Категории сказки "Джанни Родари — Джельсомино в Стране Лжецов":

Отзывы о сказке / рассказе: 14

  1. Настя

    Сказка супер!Дочке нравится)

  2. эльвира

    сказка просто супер моей дочке нравится

  3. Алина

    Ужас

  4. Максим

    Прикольная книга мне нравится

  5. 999

    Отвратительно!

  6. Дима_Николаев

    суупер!!!…
    Я её только начал читать, а уже мега.

  7. Ульяна

    Кто пишет что сказка отстой подумайте это вы такие, А автор старался!!!

    1. Аня

      Согласна

  8. Шумеев

    Книга клаааас увликательная

  9. Аниме

    книг крутая затягивущая 5 звёзд

  10. Аня

    ????❤️❤️Книга класс ?

  11. алина

    Сказка захватывает. Мне понравилась очень. А кто пишет что отстой вы просто не понесли смысл самой сказки.

  12. Юля

    ужасная сказка

  13. Кира

    Класс лайк хотя шысот миллион лайкав(у меня коникулы плевать на грамоту)клёва видно постарались,???????????

Добавить комментарий

Читать сказку "Джанни Родари — Джельсомино в Стране Лжецов" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.