Лекарь Тодераш: Сказка

Жил-был бедняк, имел он троих сыновей: старших не припомню, как звать, меньшого же величали Тоадер, а по младости — Тодерикэ или Тодераш. Стали сыновья большими и сделались охотниками; постреляли день, постреляли другой — полюбилось им это дело, да так, что уж и дома не могут усидеть, все по лесам бродят с ружьецами в руках. Застала их однажды в лесу ночь. Отошли они от дороги, облюбовали большое дерево, развели костер и уселись ужинать. А поев, совет держали и порешили, что ложиться лучше двум спать, а третьему выйти к дороге да стоять дозором, иначе, глядишь, беда может приключиться: заберет кто-нибудь ружья, а то и жизни лишит. Сказано — сделано: младшие улеглись спать, а старший зарядил ружьецо да и отправился к дороге в дозор. Стоит он так до самой полночи, ничего не замечает. А в полночь слышит: кто-то едет; луна вовсю светит — вот он и увидел телегу, запряженную четверкой вороных.

— Стой, кто едет? — кричит парень.

Но никто не откликнулся. Спросил он во второй раз, и опять никто не ответил. Парень крикнул в третий раз:

— Стой, а то курок спущу! В ответ раздалось:

— Не стреляй, как с тобой поравняемся, так и остановимся.

Не спустил парень курка. Вскоре телега остановилась, подошел какой-то человек, протянул ему рог и говорит:

— Вот тебе рог. Попадешь в беду — подуй в него, и тотчас появится несметное войско, да такое, что аж земля от него задрожит. А если дунешь в другой конец рога, войско исчезнет.

Отдал ему человек этот рог да и уехал на своей телеге. А парень, едва остался один, дунул в рог, чтобы проверить его силу. И тотчас выстроилось кругом него несметное войско. Подул он в другой конец рога, и войска сразу не стало.

Когда рассвело, вернулся он к братьям и разбудил их.

— С добрым утром, братцы родные. Хорошо ли почивали?

— Хорошо, братец. А ты вздремнул или видел чего?

— Дремать я и не думал. Не для того же вызвался человек в дозоре стоять, чтобы спать. А видеть я ничего не видел.

Развели братья костер, поджарили зайчатину, позавтракали и пустились по лесу, авось выберутся к жилью, а то и соль как раз кончилась, и пороху мало осталось. Бродили они день-деньской по лесу, так до конца его и не добрались. А к вечеру — глядь! — очутились в том же месте, откуда утром отправились. Что тут будешь делать? Снова остались ночевать в лесу.

Изготовили на костре ужин, поели и решили опять послать одного из братьев в дозор. Настала очередь среднего. Взял он с собой ружье заряженное да раскурил трубку — сон отгонять. До самой полночи и средний брат ничего не видел, хотя луна так ярко светила, что можно было все деньги пересчитать — были бы только.

В полночь услыхал средний брат шум и вскоре увидел телегу, запряженную четверкой вороных.

— Стой, кто едет?

Никто и словом в ответ не обмолвился. Он еще раз крикнул:

— Стой!

Но опять никто не откликнулся. Крикнул он в третий раз:

— Стой, не то курок спущу!

— Не стреляй, — отозвался человек, сидевший в телеге — Как поравняемся, так и остановимся.

И верно: вскоре телега, поравнявшись с ним, остановилась.

— Вот тебе этот кошель, — сказал человек.— Сколько денег ни вынимай из него, все равно не убудет.

Телега покатила дальше, а парень попробовал: в самом ли деле так чудесен кошель? Вынул он из него горсть золотых, а кошель все такой же полный.

Обрадовался парень, а когда рассвело, воротился к братьям и разбудил их: пускай еду готовят, после бессонной ночи он проголодался.

— Что же ты видел? — спросили его братья.

— Ничего не видел. Притомился я, всю ночь не спал и есть захотел. Давайте соберем завтрак да побродим по дремучему лесу, авось где найдем из него выход.

Сказано — сделано. Развели они костер, поджарили мяса на угольях, наелись досыта и пошли бродить по лесу, авось выйдут на простор. Только чем дольше они ходили, тем глубже в лес забредали. А к вечеру — глядь! — очутились в том же самом месте, откуда утром отправлялись.

Опять братья развели костер и поужинали. Затем двое старших улеглись спать, а Тодерикэ в свой черед ушел в дозор. Стоит он у дороги, попыхивая трубкой, до самой полночи. В полночь почудился ему конский топот да стук телеги. Вслушался Тодерикэ, всмотрелся, ружье наготове держит, глядь — едет телега, запряженная четверкой вороных.

Завидел Тодераш телегу и крикнул:

— Стой, кто едет?

Ответа никакого. Крикнул он еще раз, опять никто не отвечает. Видит Тодерикэ, что телега приближается, положил палец на курок и крикнул:

— Ни с места, не то курок спущу! Из телеги откликнулись:

— Не стреляй. Как поравняемся, так и остановимся.

Подождал Тодерикэ. Телега поравнялась с ним и остановилась. И увидел он в ней двух людей. Один из них протянул ему шляпу да и говорит:

— За то, что не стрелял в нас, вот тебе шляпа; едва наденешь ее на голову — окажешься там, где задумал, и никто тебя не увидит. Если задумаешь с царем посидеть за трапезой, сразу там и будешь. Покушаешь, выпьешь с царем и его гостями, а о тебе никто и ведать не ведает.

Укатили двое сидевших на телеге, а Тодерикэ не нарадуется подарочку. Надел на голову шляпу и молвил: «Быть мне у царя за трапезой!» Тотчас оказался он в царских хоромах. А там шел пир горой: сваты, видишь ли, приехали сватать цареву дочь. Уселся Тодерикэ за стол, поел, попил, послушал, что толкуют люди: он всех видел, а его никто.

Заметил парень, что царевна очень хороша, и услышал, что она пойдет замуж за того, кто ее в карты обыграет. Ничего парень никому не сказал, а наевшись, молвил: «Быть мне у братьев в лесу». И тотчас там и очутился. Было уже совсем светло, а братья все еще спали — летом ночи коротки. Разбудил их Тодерикэ, а они спрашивают:

— Видел ли чего ночью, братец? А он отвечает:

— Ничего я, слава Богу, не видел!

Поплутали братья еще по лесу долго ли, коротко ли, набрели на тропку, и вывела она их на дорогу. Шли они по ней, шли, покуда не пришли в деревню. Там оба старших брата поженились, обзавелись хозяйством. А Тодерикэ все еще в холостяках ходит.

Никто из братьев не знал, что получили остальные двое от людей, что ехали в телеге, а теперь каждый решил похвалиться своим подарочком. Подивились они немало.

— Слушай, — сказал Тодерикэ среднему брату, — ты женат, а я нет. Слышал я, как дочь царя говорила, что пойдет замуж за того, кто ее в карты обыграет. Отдай мне кошель, а я тебе шляпу. Всех денег из твоего кошеля она-то не сможет никак выиграть, а коль выиграю я — сделаюсь царем, вас же обоих генералами поставлю.

Согласился средний брат, отдал свой кошель Тодерикэ, а в обмен получил шляпчонку.

Поспешил Тодерикэ прямо в стольный город, купил себе наряд, какой положен царевичам, и отправился сватать царскую дочь.

Выслушала царевна Тодераша и отвечает:

— Вижу, ты достойный человек, и люб ты мне, да только порешила я пойти за того, кто меня в карты обыграет.

— И то дело, — согласился Тодераш.

Стали они играть в карты. Три дня и три ночи без отдыха играли. И выиграла царевна три бочки золотых монет, а из кошелька Тодерикэ все не убывало. Притомились оба, сил не стало дальше играть. А царская дочь никак не надивится волшебному кошельку Тодерикэ, из которого он все доставал и доставал деньги, сколько бы их ни проигрывал.

И говорит парню царская дочь:

— Знаешь что, Тодерикэ? Бросим-ка играть. Люб ты мне, иду я за тебя замуж. Теперь я твоя невеста.

Бросили они играть, уселись за стол, пили и ели. Притомился Тодерикэ. Отведал он дорогих заморских вин, сразу осоловел, лег спать и заснул мертвым сном.

Взяла царевна его кошель и подменила другим. А когда Тодерикэ проснулся, говорит ему:

— Давай поиграем еще в карты, авось счастливее прежнего будешь.

Стали они играть, и Тодерикэ сразу проигрался: ведь не было у него волшебного кошеля, выгнала его царевна из дворца взашей.

Воротился Тодерикэ домой, рассказал старшему брату все, как было, и попросил одолжить рог, чтобы побить царя и все его войско и вернуть свой кошель.

Дал ему старший брат рог, Тодерикэ спрятал его в карман и отправился в путь. Пришел к царскому дворцу, дунул в рог, и тотчас появилось несметное воинство и начало биться с царем и его полками. Испугался царь и говорит Тодерикэ:

— Знаешь что? Давай-ка помиримся: увели свою рать и получай мою дочь.

Поверил бедняга Тодераш цареву слову. Подул в другой конец рога, и рать его тотчас исчезла. Царь с царицей, а главное сама царевна, пригласили Тодераша во дворец, угостили его на славу и обещали тотчас же послать за попом, чтобы обвенчать Тодераша с царевной.

Поверил Тодераш цареву слову и в ожидании прихода попа давай есть-пить в свое удовольствие.

Выпил он, пожалуй, больше, чем полагается женихам, а потом лег и уснул, как мертвый. Царь с царевной тотчас подменили рог. Потом разбудили Тодераша и говорят:

— Не тебе быть мужем царской дочери, иди на все четыре стороны.

Разгневался Тодераш, достал рог из кармана да как дунет! А тут дуй хоть до второго пришествия — никакой рати не увидишь. Осмеянный и огорченный, стал он умолять царя: коль не хочет отдавать за него дочь, не надо, он в обиде не будет, только пусть вернут обратно рог и кошель.

Но царские служители выставили Тодераша из дворца, да еще и собак на него натравили, так что пришлось ему бежать из города, не только из дворца.

Шел бедный Тодераш в великом гневе, раздумывал, как наказать обидчиков, — покуда не очутился в деревне где жил его средний брат. Поведал ему, что с ним стряслось, и попросил одолжить шляпу: быть может, с ее помощью удастся ему вернуть себе кошель и рог.

Отдал ему брат шляпу, надел ее Тодераш на голову и закричал: «Гоп! Гоп! Быть мне в царских хоромах с царем и его дочкой за одним столом!»

Только вымолвил он эти слова — тотчас очутился у царя за столом. Он видел всех, а его самого никто не видел. Поел Тодераш досыта, выпил в свое удовольствие, потом словно нечаянно уронил шляпу. Тут все увидели Тодераша и стали дивиться — когда и каким путем попал парень в царские хоромы. Тогда Тодераш снова надел шляпу на голову и опять стал невидимым, хоть и сидел плечом к плечу с царской дочерью.

Наелся он досыта, обнял царевну, но никто этого не видел, лишь царевна знай вопит что есть силы и просит ее отпустить. Тогда Тодераш сказал: «Гоп! Гоп! Быть мне с царской дочкою в том самом лесу где я бродил с братьями».

Вмиг очутился Тодераш с царевной на лесной поляне, да такой красивой, хоть век живи тут. Снял Тодераш шляпу с головы, и царская дочь узнала его. Решила хитрая царевна притвориться, будто рада ему, и говорит:

— Вот же, непутевый! Почему сразу же не увел меня? Люб ты мне, да отец с матерью не позволяют идти за тебя. Хорошо, что отделались мы от них. Заживем мы с тобой в лесу, я научу тебя, как вернуть кошель и рог, и сможешь ты разделаться со своими обидчиками.

Поцеловала царевна Тодераша, и стали они миловаться на тенистой лужайке, словно муж с женой.

— Ну и плут же ты, Тодераш. — говорит царевна. Ловко дело повел, что мы очутились тут вдвоем.

А Тодераш, опьяненный любовью, отвечает:

— Давно бы увел тебя, будь у меня эта шляпа. Как надену ее, становлюсь невидимым, никто меня не видит.

А коли скажу: «Гоп! Гоп! Быть мне там-то и там-то», — я тотчас оказываюсь, где пожелаю. Такая уж сила в этой шляпе.

А царевне только того и надо было. Стала она его тут целовать и миловать, пока не заметила, что парня одолевает сон; притворилась и она, будто спит, а когда Тодераш уснул, надела на голову его шляпу и тихо молвила: «Гоп! Гоп! Быть мне в отцовских хоромах».

В тот же миг очутилась царевна у отца во дворце, а Тодерикэ остался спать в лесу.

Проснулся он и видит: шляпы нет.

Приуныл он совсем. Воротиться домой к братьям и не думает, раз лишился всех их подарков.

И стал он бродить, словно потерянный, по дремучему лесу. «Хоть бы зверь лесной какой, думает, загрыз меня…» А вскоре вдобавок еще голод и жажда стали его мучить.

Бредет он по лесу, задумался и видит вдруг перед собой большую яблоню. А яблоки на ней величиной с кулак, красные, что твой огонь, — глаз от них отвести нельзя.

Кинулся парень к яблоне и съел, выросли у него на голове рога, большие и витые, как у венгерских волов.

— Вот так штука! — говорит Тодераш.— А ведь так мне и надо. Рога мне и положены. Только и осталось, что бодаться теперь, когда я потерял из-за царской дочери такие хорошие подарки. Дурья голова! На дочь царя позарился!

Не посмел он больше заколдованные яблоки есть и побрел дальше по лесу.

Недолго шел Тодераш. Вдруг видит: груша, а плоды на ней красивые, золотистые, величиной с гусиное яйцо.

Есть ему хотелось отчаянно, а пить и того больше. Но все не решался: отведать ему груши или нет?

— Чему бывать, того не миновать, — проговорил Тодераш и съел грушу. Глядит — отпал у него один рог. Поблагодарил он Господа, съел еще грушу, и отпал у него второй рог.

Повеселел Тодераш. Стал он думать, как ему быть да жить, да и отправился к яблоне и набрал столько яблок, сколько мог нести на себе, потом взял еще несколько груш.

Пошел он из леса наугад и легко нашел дорогу. А как вышел из леса, заметил вдали город. «Туда-то я и пойду», — решил он и зашагал. Пришел в город, люди как раз из церкви выходили. Выложил Тодераш свои удивительные яблоки, и стали люди собираться вокруг, как на представление. Никто еще не видел таких красивых яблок. Начали люди спрашивать, почем он их продает. А Тодераш отвечает:

— По четыре сотни за яблоко!

Испугались люди: ведь за такие деньги можно пару быков купить.

Дошел слух о красоте дорогих яблок до царского дворца. Дала царская дочь служанке шестнадцать сотен и повелела купить четыре яблока: одно — царю, одно — царице, а два — себе.

Служанка вскоре вернулась с яблоками и отдала их девушке. Та угостила отца, мать, а два яблока оставила себе и ушла в свои покои. Съел царь яблоко, и вырос у него на лбу рог, что у нашего быка; съела царица яблоко и тут же украсилась рогом — не хуже любой буренки. А царевна по жадности проглотила сразу оба яблока. И выросли у нее на лбу такие замечательные рога, словно она у саксонского быка их заняла.

Никто — ни она, ни ее мать, ни отец не знали, что стали рогатыми.

Встретились они все трое в полдень и испугались.

— Батюшка, — говорит девушка, — у вас рог на лбу, и у матушки тоже!

— А у тебя их целых два! — ответили царь с царицей. Только теперь заметили они, что обзавелись рогами. Собрались лекари со всего света, испробовали все лекарства из всех аптек, а толку никакого.

А Тодераш отправился в лавку и купил себе на вырученные деньги лекарское платье, шляпу в целое колесо, черные очки, да и ходить стал вразвалку — настоящий лекарь! Не долго думая, отправился он к царскому двору.

— Кто ты такой и что тебе надобно? — спросил царский привратник.

— Лекарь я, людей от рогов исцеляю, иду к светлому царю — показать свои бумаги.

— Ты попал вовремя, — ответил слуга. — У самого батюшки-царя вырос рог.

Пустил он Тодераша во дворец.

— Вот хорошо, что ты пришел,— говорит царь.— Видишь, что со мной приключилось: ни с того ни с сего вырос у меня на лбу рог. И у царицы вырос, а у дочки целых два. А бедная доченька ведь у нас на выданье, без сватов осталась. Исцелишь нас — озолочу.

— Исцелю, отчего же.

Тодерикэ сделал вид, будто мажет снадобьем рог у царя, потом достал из кармана грушу и говорит:

— Съешь эту грушу, царь-батюшка, пока я буду тебя лечить.

Царь и съел потихоньку грушу. Тогда Тодерикэ взялся за рог. потряс его и отодрал. Царь снова стал таким же, каким был до того, как съел яблоко. Обрадовался царь, дал лекарю кошель с деньгами и повел в покои царицы. Вылечил Тодераш царицу и получил еще кошель с деньгами.

Повели царь с царицею лекаря в покои царевны, чтобы он и ее вылечил. Тут Тодераш говорит:

— С царевной дело будет потруднее: у нее два рога, да они и гораздо больше ваших. Конечно, я ее тоже берусь исцелить, но не так скоро. Оставьте нас вдвоем и не входите целый час. Царевна, может, закричит, что ей больно: ведь ее рога надо сначала спилить. Только вы слушайтесь меня и сюда не входите, если хотите, чтобы девушка выздоровела

— Ладно, быть по-твоему! — ответили парь с царицей и вышли из покоев царевны.

А девушка рада, что объявился такой ученый лекарь, который быстро исцелил родителей, а через час и ее вылечит.

Ученый лекарь Тодерикэ велел девушке раздеться. Послушалась царевна. А он достал из кармана веревку, крепко привязал ее к девушкиным рогам, потом закинул за матицу и подвесил царевну: тяжко ей было, да что поделаешь: надо терпеть, коль хочешь исцелиться. А плут лекарь достал толстую палку и начал лупить царевну по спине, по ногам, словом, куда попало.

Царевна кричит как оглашенная, а Тодераш знай продолжает лечение. Вбежали царь с царицей и закричали в один голос на лекаря:

— Что ты делаешь, лекарь? Ты же эдак нашу дочку убьешь.

— Нет, я только лечу ее. А где мой охотничий рог, где кошель, где шляпа, которую она хитростью отобрала у меня? Подайте их сейчас же, не то и за вас примусь!

— Развяжи ее, не бей больше, мы тебе все вернем… — взмолились царь с царицей.

Развязал Тодерикэ царевну. Она тотчас открыла свой сундук и вернула ему и рог, и кошель, и шляпу.

А Тодерикэ ни с кем из царева семейства и прощаться не стал. Надел он на голову волшебную шляпу и молвил: «Гоп! Гоп! Быть мне у родных братьев!» — да в мгновение ока у них и очутился. Поведал он братьям о всех своих мытарствах, о том, как стал царским лекарем. Так же правдиво поведал, как рассказал вам об этом я.

Женился Тодерикэ или остался холостяком — не знаю. Одно известно доподлинно; больше он не сватал царских дочек. Если не помер, так живет и поныне.

Поделиться сказкой с друзьями:
Добавить комментарий
Читать сказку "Лекарь Тодераш" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.