Надежда Тэффи — Контр: Рассказ

Париж.

Улица — по ту сторону Сены для нас, по сю сторону для них.

Меблированная комната (шестиперсонная кровать, стол, два стула и пепельница).

Это — положение географическое.

Положение психологическое: тошно, скучно, не то спать хочется, не то просто — все к черту.

Сидят они двое — Сергей Иваныч и Николай Петрович. Сергей Иваныч — хозяин, Николай Петрович — гость.

Поэтому на столе сухари и в стаканах недопитый чай.

— Хотите еще?

— А?

— Чаю хотите?

— Нет, ну его к че… то есть спасибо. Не хочется.

— Тощища! — говорит хозяин и тут же вспоминает, что хозяину так говорить не полагается, и, придав лицу светский вид (вроде птицы, которая, собираясь клюнуть, смотрит боком), спрашивает:

— В театрах бываете?

— Какие там театры… До того ли теперь!

— А что?

— Как что! Россия страдает.

— Ах, вы про это.

— И потом — дрянь театры, а лупят, как за путное.

— Гм.

— Гм?

— Нет, я так.

— Давали бы контрамарки, так я бы, пожалуй, ходил.

— Аану!

— Что?

— Нет, просто зевнулось.

— Подпругин приехал. Слыхали, Егор Иваныч?

— Остановился в номерах.

— Где?

— В «Кляридже». Хвалит. Очень, говорит, чисто, и звонки. Позвонить — официант является. У них, говорит, в Архангельске тоже хорошая гостиница, только, говорит, если звонок нажмешь, обязательно клоп выбежит.

— Собака он, Егор Иваныч. Никому от него пользы нет. И что ему в Париже делать? Раздал бы деньги, да и к черту — пусть назад едет.

— Куда же? Ведь его там повесят.

— Ну и пусть вешают, какая цаца, подумаешь!

— А он серебряную свадьбу справлять хочет. Наши собираются подарок подносить!

— Подаро-ок? Я бы ему поднес подарок!

— А?

— Тут, говорят, собачье кладбище очень шикарное. Так вот, разориться разве да купить ему в складчину фамильный склеп на собачьем кладбище. А? Ха-ха! Интересно знать, в чьей он контрразведке служит?

— Что?

— Все же служат. Кто просто в разведке, кто в контрразведке. В контр дороже платят. И еще агитаторы есть — хорошо зарабатывают. Попадейкин — контразербайджанский агитатор.

— А что же он делает?

— Он у Лярю обедает. Я сам видал. Дальнейшего ничего не знаю. Один раз чуть было меня не подцепил, ну да я не так прост.

— А что же он?

— Да подошел и говорит: «Как поживаете, Сергей Иваныч? Что слышно новенького?» Понимаете? Нашел простачка. Так я ему и рассказал! Я говорю: «Спасибо, ничего особенного». Ну, он и отскочил. Ловко? Отбрил?

— А знаете что-нибудь?

— Да мало ли что. Все-таки вращаешься в обществе, слышишь. Вот был вчера у Булкиных. Они очень раздражены против Зайкиных. У Зайкиных дочь, говорят, в южноафганистанской контрразведке служит. А сам Булкин, по-моему, к контрсоветской румынской контрразведке сильно причастен.

— Из чего вы это заключаете?

— Уады!

— Что?

— Зевнулось. Заключаю? По различным признакам. Хотите чаю?

— Спасибо, не хочу. По каким признакам?

— А то бы выпили. Я позвоню.

— Не надо. По каким при…

— Скажите, вы с Сопелкиным встречаетесь?

— Видел раза два.

— Гм…

— А что?

— Агент большевиков.

— Господь с вами! Бывший жандарм.

— Ничего не значит. О чем он с вами говорил?

— Подождите, дайте припомнить.

— Я не настаиваю. Можете и не рассказывать.

— Позвольте… Один раз, точно не помню, про водку. Водочный завод какой-то открывается. Так он говорил, что вот, мол, мы удрали и водочка за нами прибежала. С большим умилением говорил.

— Так-с. А второй раз?

— Второй… Гм… Я бы, пожалуй, чайку выпил, если вас не побеспокоит.

— Хорошо, я звоню. Так вот, о чем…

— А знаете, говорят, контр Попов тоже в разведке… то есть я хотел сказать, Попов в контрразведке, в монархической контрагитации, а Семгины — вся семья контрагитирует за Савинкова. Они говорят, что в газетах было, будто Савинков не рожден, а отпочковался, и что это имеет огромное влияние на польские умы, а также очень возбуждает народные массы.

— А о чем вы говорили с Сопелкиным?

— Да так, пустяки. Он рассказывал тут про одного типа, который будто и в разведке, и в контрразведке служит, сам на себя доносы пишет и с двух сторон жалованье получает. И будто ничего с ним поделать нельзя, потому что от взаимного контрдействия двух сил существо его неуязвимо.

— Вот прохвост! Кто же это? Ловкий! Надо бы на него ориентироваться.

— Слушайте… Вы никому не скажете? Даете слово?

— Ну разумеется, даю.

— Ей-Богу? Никому не скажете? Смотрите, а то выйдет, будто я сплетник.

— Да ну же! Говорю же, что не скажу.

— Ну, так я должен вам сказать, что этот самый человек, который, гм… ну да что там, скажу прямо: говорят, что это — вы. Только помните, чтоб не вышло сплетен. А?

УжасноПлохоНеплохоХорошоОтлично! (Пока оценок нет)
Понравилась сказка или повесть? Поделитесь с друзьями!
Категории сказки "Надежда Тэффи — Контр":

Отзывы о сказке / рассказе:

  Подписаться  
Уведомление о
Читать сказку "Надежда Тэффи — Контр" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.