Анатолий Валевский — Сказки Кряжистых гор – 03 «Закалдованный эльф»: Сказка

ПРЕДСКАЗАНИЕ СБЫВАЕТСЯ

Во дворце эльфийской королевы с самого утра было шумно и оживленно. Дело в том, что эльфы решили проведать своих давних друзей — мореходов из Восточной гавани. Но так как ездить в гости с пустыми руками у эльфов не заведено, то они решили преподнести друзьям полезный подарок. А какой подарок для мореходов самый полезный? Конечно же — новый парус!

Четыре придворных эльфины — Джойли, Смайли, Гэйли и Мерилли по праву считались самыми искусными мастерицами в Дримландии по части шитья. Они взялись за дело — и вскоре белоснежный парус был готов. Он получился легкий и прочный. Мерилли постаралась больше всех. Она вышила на парусе дерево с серебристыми листьями, чтобы было видно, что это подарок эльфов из Серебристого леса. Кроме паруса, приготовили еще морские курточки и шапочки с помпонами. Все это аккуратно сложили в большой ящик, в который насыпали сушеной полыни, пижмы и сон травы, чтобы прожорливая моль не могла испортить подарки.

Когда тролли и гномы узнали о том, что эльфы собрались в гости к мореходам, то прислали вкусное клюквенное варенье, мед и новую якорную цепь. Эти подарки сложили в другой ящик, затем все погрузили на тележку, которую розовые пони вызвались доставить в Восточную гавань. После этого все пошли во дворец, чтобы закончить последние приготовления перед дальней дорогой.

На площади перед дворцом никого не осталось, кроме старого филина Глума — он решил проследить за тем, чтобы никто ничего случайно не испортил. Но день был жаркий, Глума разморило, и он уснул прямо на одном из ящиков.

В это время прибежал запыхавшийся Клайм. Он с утра наблюдал, как переселяется большая муравьиная семья из дальнего оврага к подножию Кряжистых гор. Но узнав о готовящемся путешествии эльфов, тотчас поспешил ко дворцу королевы.

Подбежав к тележке с ящиками, Клайм уже, было, открыл рот, собираясь спросить у Глума о том, что в них находится, но увидев, что старый филин задремал, передумал и решил сам все посмотреть.

— Интересненько… любопытненько…, что они в ящики положили?

Клайм осторожно приподнял крышку крайнего из них и заглянул внутрь.

— Тоже мне… Травы какой-то насыпали. Можно подумать, что у мореходов в Восточной гавани травы нет.

Он разочарованно вздохнул и уже собрался отойти, но вдруг хитро прищурился.

— А может быть, эльфы что-то спрятали под этой травой? Залезу и посмотрю, пока никого нет.

Чичяврик забрался в ящик и осторожно, чтобы не разбудить Глума, опустил крышку. Сквозь щели между досками пробивались солнечные лучи, поэтому внутри было светло. Он принялся рыться в сухой траве.

— Что же они тут спрятали? Ага, нашел! Вот это да… Какие красивые курточки и шапочки! — восхищенно шептал Клайм.

Внезапно он зевнул, потом еще раз…

— Что-то я немного устал. И трава так приятно пахнет… — пробормотал он, уже засыпая.

Со стороны дороги раздался веселый перестук копытец. Из-за поворота выскочили игривые розовые пони и остановились возле тележки с ящиками. Филин Глум встрепенулся, встревоженно озираясь.

— А, это вы…- облегченно вздохнул он. — А я думал, что это Клайм с Брегоном примчались.

— А где они? — полюбопытствовал пони Квик.

— Что-то их сегодня не видно. Наверное, опять свои носы куда- нибудь всунули. Может быть, это и хорошо, что их здесь нет, а то замучили бы своими бесконечными вопросами.

— Жалко… — огорчился пони. — С ними всегда весело и интересно, обязательно какие-нибудь приключения случаются.

— Да, с ними всегда одни приключения, — недовольно нахохлился филин. — И сплошные неприятности…

Открылись двери дворца, и появились эльфы, гномы и тролли. Они проверили крепление ящиков, запрягли розовых пони и отправились в путь. Провожающие махали вслед отъезжающей тележке до тех пор, пока путники не скрылись за поворотом.

Старый Глум дольше всех провожал их, но когда пони свернули на дорогу, ведущую в Восточную гавань, он угукнул на прощание и уселся передохнуть на дорожном указателе. Филин недоуменно покрутил головой из стороны в сторону и пробормотал:

— И в самом деле, где же этот неугомонный Клайм? Такого еще не бывало, чтобы он что-нибудь пропустил…

 

ДОЛИНА  РОЗ

Розовые пони дружно тянули тележку. Путешественники ехали, весело переговариваясь. В гости к мореходам отправились две эльфины — Мерилли и Смайли, эльф Дэнсвел, тролль Латролль и гном Дрори. Мерилли и Смайли хотели проведать свою подружку Финли, которая вышла замуж за морехода и теперь жила в Восточной гавани. Дэнсвел мечтал попасть на корабль и отправиться в плавание. Латролль собирался погостить у своего дядюшки. А гном Дрори решил запечатлеть на холсте Восточную гавань и корабли мореходов с белоснежными парусами, над которыми парят чайки.

Дорога проходила через Серебристый лес. Высокие могучие деревья стояли стеной, а их крепкие ветви переплетались высоко над дорогой. Путешественникам казалось, что они едут по серебристо — зеленому туннелю.

Наконец деревья расступились. Дорога плавно спускалась в благоухающую Долину роз. Красные, белые, розовые, желтые с множеством оттенков цветы покрывали долину. Их аромат кружил голову. Разноцветные бабочки летали над ними.

Эльфины попросили пони остановиться и спрыгнули на землю. Они с восторгом бегали от одного куста роз к другому.

Мерилли остановилась возле большой розы, которая выделялась своей необычной красотой среди остальных, и погладила ее.

— Ой, пожалуйста, осторожно! — раздался тоненький голосок.

Лепестки раздвинулись — и из розы выбралась маленькая фея с прозрачными крылышками. Она расправила свое воздушное платьеце, вспорхнула и опустилась на руку эльфины.

— Здравствуй, Мерилли! Как поживаешь?

Эльфина удивилась:

— Здравствуй, фея! Откуда ты меня знаешь и как тебя зовут?

Маленькая фея засмеялась, словно зазвенел хрустальный колокольчик.

— Мы, феи роз, знаем всех эльфов, потому что вы любите деревья и цветы и понимаете их язык. А зовут меня — Аннабель.

Мерилли позвала своих друзей и познакомила их с феей.  Аннабель поинтересовалась, куда они направляются и зачем. Конечно же, эльфы, гном и тролль засыпали фею вопросами. Ведь Аннабель была самая настоящая фея, а начит связана с волшебством.

— Скажи, пожалуйста, — обратилась к ней Смайли, — Это правда, что раньше в Дримландии жили волшебники, и чудеса творились на каждом шагу?

Аннабель улыбнулась.

— Да, правда. Но это было очень давно. Чудеса в Дримландии еще встречаются иногда, но волшебники покинули нашу страну.

— А почему?

Фея грустно вздохнула.

— Когда-то давно волшебники жили в городе Южные Ворота. Они управляли Дримландией, творили чудеса, словом — занимались волшебством. Тогда еще люди, живущие за Великим океаном, верили в это. Они часто приплывали сюда, а бывало, что и жители Дримландии отправлялись в заморские страны. Например, гномы, тролли и эльфы даже жили там. Но постепенно люди занялись наукой и перестали верить в сказки и чудеса…

— А что было потом?

— Когда это случилось, гномы, тролли, эльфы и другие сказочные народы переселились в Дримландию. Волшебники закрыли нашу страну, чтобы люди не могли сюда попасть, а сами куда-то ушли.

Латролль печально посмотрел на Аннабель и сказал:

— Мудрый дедушка Ватролль тоже рассказывал мне эту историю. Но я думал, что это просто красивая сказка.

— Как жаль, что волшебники ушли из Дримландии, — вздохнул эльф Дэнсвел. — Неужели ничего нельзя изменить? Может быть, можно что-нибудь придумать, чтобы они снова вернулись к нам?

— Конечно, можно! — ответила фея. — Но для этого нужно сделать так, чтобы люди снова поверили в волшебников. Тогда они вернутся и вновь откроют Дримландию.

— Как же это сделать? — задумалась Мерилли.

Гном Дрори вежливо кашлянул, привлекая к себе внимание, и сказал:

— Я думаю, когда мы вернемся из Восточной гавани, нужно будет собрать Большой совет и пригласить всех жителей Дримландии. Все вместе мы что-нибудь придумаем.

Путешественники попрощались с феей Аннабель и, взобравшись на тележку, отправились дальше. Но теперь все ехали молча, думая о том, как бы вернуть прежние времена, когда Дримландия была открытой страной.

Может быть, потому, что было тихо, Дрори, сидевший ближе всех к ящику, услышал негромкое похрапывание…

— Стойте! — воскликнул он. — Кажется, в ящике кто-то есть.

Все остановились и открыли крышку. На сухой траве, свернувшись калачиком и улыбаясь во сне, похрапывал чичяврик Клайм.

— Вот тебе и раз! — всплеснула руками Мерилли. — Откуда здесь взялся Клайм?

Латролль и Дрори начали его будить.

Клайм сонно сопротивлялся, причмокивая губами, и все норовил опять свернуться калачиком. Дэнсвел открыл фляжку и побрызгал на него холодной родниковой водой. Клайм живо вскочил и ошарашенно

уставился на путешественников.

— Где я? — испуганно спросил он. — И почему идет дождь?

Клайм задрал голову вверх и увидел чистое безоблачное небо.

— Ничего не пойму… — совсем растерялся он. — Откуда взялся дождь, если на небе ни тучки?

Все дружно рассмеялись.

— Ты лучше расскажи, как ты в ящике очутился?

Клайм смутился и принялся оправдываться.

— Ну… я прибежал ко дворцу, смотрю — ящики стоят. Мне же интересно, что в них. А вас никого не было, даже не у кого спросить…

— Спросил бы у филина Глума.

— Так он же спал! Мне не хотелось его будить.

— А дальше что было?

— Я поднял крышку и залез в ящик. А потом мне почему-то очень захотелось спать. Дальше я ничего не помню, — виновато равел руками Клайм.

— Эх ты, недотепа! Это же сон-трава. Если бы Дрори не услышал, как ты храпишь, так и проспал бы до самой Восточной гавани.

Мгновенно глаза у Клайма заблестели от восторга.

— Как здорово! Значит, мы едем к мореходам?

— Во-первых, это мы едем к мореходам, — поправил его Латролль. — А ты пытался нас обмануть. Во-вторых, тебе лучше вернуться домой, пока еще не очень далеко. А то с тобой хлопот не оберемся.

Клайм сразу приуныл и опустил голову.

— Я не собирался вас обманывать, — начал оправдываться он. — Это получилось случайно. Просто я уснул и ничего больше не помню. И откуда Говорящая пещера могла знать, что я буду спать в ящике? Очень мне это интересно… Возьмите меня с собой, пожалуйста. Я буду слушаться и делать все, что вы скажете.

Смайли и Мерилли сдались первыми. Им стало очень жалко чичяврика, который смотрел на них умоляющими глазами.

— Может, и в самом деле возьмем его с собой? — обратилась к друзьям Мерилли.

— Пусть едет, — поддержала ее подруга. — Только он должен пообещать, что не будет доставлять нам хлопот и досаждать вопросами.

— Конечно, конечно! — обрадовался Клайм. — Я обещаю. Только мне интересно: а что было, пока я спал?

— Ну вот, началось! — недовольно проворчал Дрори. — Ладно уж, забирайся в тележку. По дороге мы тебе все расскажем, если не будешь перебивать.

Снова все устроились поудобней, и розовые пони двинулись в путь.

Мерилли и Смайли рассказали Клайму о встрече с феей Аннабель. Чичяврик слушал и только переводил восхищенный взгляд с одной эльфины на другую.

За раговорами и не заметили, как проехали Долину роз. Слева от дороги потянулось ровное поле, на котором лишь кое-где виднелись одинокие кустики да иногда попадались небольшие деревья. Это было знаменитое Поле чудес. Если бы путешественники не торопились в Восточную гавань, то обязательно завернули бы сюда. Но приближался вечер, и нужно было успеть до наступления темноты добраться к мосту через речку Белинду. Там стоял домик, в котором можно было заночевать.

Когда солнце скрылось и на небе появились первые звездочки, друзья подъехали к уютному домику, сложенному из крепких дубовых бревен. Подкрепившись после долгого пути, устроились на отдых. Тихо-тихо было вокруг, только сверчки пели свою ночную песню, да изредка со стороны Комариных топей доносилось сонное кваканье неугомонных лягушек.

 

СЛИППЕР

Все уже давно уснули, один лишь Клайм ворочался с боку на бок. И не мудрено — ведь он выспался в ящике, поэтому сейчас лежал и смотрел в окошко на полную луну. Внезапно послышалось какое-то осторожное шлепанье. Чичяврика как ветром сдуло с постели. Он тихонько подкрался к двери и выглянул наружу.

Неподалеку от дома, на траве, сидело какое-то странное существо и смотрело на Клайма. Ростом оно было примерно с эльфа. Но мокрое блестящее тело напоминало лягушку. Голова у него была круглая, как мяч, рот широкий — от уха до уха. Большие выпуклые глаза были полны унылой печали.

— Интересненько… любопытненько… — прошептал Клайм.

Он вышел из домика и медленно приблизился к загадочному существу, которое сначала испуганно дернулось, собираясь, было, удрать, но, успокоенное мирным поведением чичяврика, осталось на месте.

— Не бойся, — сказал Клайм. — Я не сделаю тебе ничего плохого. Скажи мне, кто ты?

Существо открыло рот и произнесло скрипучим голосом:

— Слиппер…

— Слиппер? — удивился чичяврик. — Впервые слышу такое имя. А ты из какого народа? Таких, как ты, я никогда раньше не видел.

— Конечно, не видел, — проскрипело существо. — Я один такой во всей Дримландии.

— А откуда ты взялся?

— Когда-то я был эльфом, и звали меня иначе… — Слиппер печально опустил голову. — Но однажды колдун Ангри превратил меня в это существо. С тех пор я живу в Комариных топях…

Клайм уселся напротив Слиппера, с жалостью глядя на него.

— За что же этот колдун так наказал тебя?

— Я хотел научиться творить чудеса и украл у него волшебный колпак. Ангри сильно рассердился и произнес очень могучее заклинание, которое никто не может отменить.

— Неужели нет никакого способа, чтобы ты опять превратился в эльфа?

Слиппер горько вздохнул.

— Есть одно условие. Если оно исполнится, то я снова стану эльфом. Но этого никогда не случится.

— Почему? — удивился Клайм.

— Когда Ангри увидел, во что меня превратил, то очень огорчился, но уже не мог ничего исправить. Тогда он принялся изучать мудрые книги и в одной из них нашел способ, при помощи которого я мог бы снова стать прежним…

Слиппер опустил голову и заплакал.

— Не плачь, пожалуйста, — попросил Клайм. — Расскажи, какое это условие?

— Для того, чтобы я превратился в эльфа, меня должна поцеловать молодая эльфина. Но я такой противный и уродливый, что никакая девушка добровольно не согласится это сделать. К тому же, я никогда никому не показываюсь, потому что мне очень стыдно. Поэтому живу в болоте. Ты — первый за долгие годы, с кем я разговариваю.

Клайм задумчиво почесал нос, а потом спросил:

— А если тебя поцелует чичяврик, может быть, это поможет?

— Ну что ты! — печально улыбнулся Слиппер. — Превращение произойдет только в том случае, если это сделает эльфина.

Вдруг послышались легкие шаги. Из темноты появилась Мерилли.

Когда Клайм выходил из домика, дверь скрипнула, и эльфина проснулась. Услышав какие-то тихие голоса, она очень удивилась и решила посмотреть, с кем беседует чичяврик поздней ночью. Увидев уродливое существо, Мерилли сначала испугалась, но услышав его печальную историю, почувствовала к нему жалость, потому что была очень доброй.

Мерилли приблизилась к Слипперу.

— Бедненький! — произнесла она и протянула руку, чтобы его погладить.

Слиппер вздрогнул и закрыл лицо лапами. Ему было стыдно. Внезапно он вскочил и бросился в болото, рыдая от горя.

— Вернись! Не бойся! — воскликнула Мерилли. Она побежала за Слиппером. Перепрыгивая с кочки на кочку, эльфина поскользнулась и провалилась в трясину.

— Помогите! — закричала она, чувствуя, как ее затягивает липкое болото.

Клайм растерялся и не знал, что делать. Он принялся кричать, чтобы разбудить всех остальных.

В это время раздвинулись камыши, и показалась голова Слиппера. Он увидел тонущую эльфину и не раздумывая бросился на помощь. Схватив Мерилли за руки, Слиппер собрал все свои силы и вытащил испуганную девушку на сухую кочку.

Отдышавшись, она с благодарностью взглянула на своего спасителя.

— Благодарю тебя! — сказала эльфина. — Я могла утонуть, если бы ты не спас меня.

Мерилли быстро наклонилась к Слипперу и чмокнула его в щеку. В тот же миг кочку окутала густая туманная дымка. Когда она развеялась, эльфина увидела перед собой красивого белокурого эльфа, который с нежностью смотрел на нее.

Прибежали Латролль, Дрори, Дэнсвел и Смайли. Вслед за ними прискакали розовые пони. Они ничего не могли понять и с удивлением разглядывали незнакомого эльфа, который неизвестно откуда появился.

— Скажи нам, как тебя зовут? — обратился к Слипперу Дэнсвел.

Юноша смущенно улыбнулся.

— Меня зовут Сонгвел. Я очень рад, что встретил вас.

— Вот и прекрасно! — воскликнула Смайли. — Я думаю, что после такого происшествия уже никто не сможет уснуть. Давайте устроим праздничный костер и будем веселиться до утра!

Все с радостью согласились, и, дружно собрав хвороста, разожгли большой костер. Гном Дрори читал стихи о далеких мирах, Клайм показывал фокусы, которым научился у дедушки Ватролля, а Сонгвел запел песню о стране мечты.

 

За далеким морем,

За дремучим лесом

В предрассветной тишине

Спят седые горы.

Их покрыл узором снег.

Разлетелись феи.

Замки опустели.

В окнах нет веселых лиц.

Смолкли карусели,

И не слышно пенья птиц.

Но радостные маски

Оживут на стенах,

Теплотой наполнив мир.

Заиграют краски,

И вернется сказки миг.

Тени растворятся,

Свечи разгорятся,

Все окрасив в яркий цвет,

Небосвод волшебный

Нам подарит звездный свет.

 

Песня всем очень понравилась и Сонгвела попросили спеть ее еще раз.

— А теперь будем танцевать! — звонко объявила Смайли.

Друзья взялись за руки и закружились вокруг костра. Розовые пони, поддавшись общему веселью, тоже резвились и прыгали вместе со всеми. А игривый Квик принялся кувыркаться в мягкой траве.

Но вот одна за другой начали меркнуть зведы. Небо высветлилось. Дальнюю кромку горизонта окрасила розовая заря. Наступал новый день.

 

ВОСТОЧНАЯ  ГАВАНЬ

Слева от дороги виднелся лес. Был он мрачным и таинственным. Клайм вглядывался в него с любопытством, и ему становилось немножко не по себе.

— Послушай, Сонгвел, — обратился он к новому товарищу, — Что это за лес? И почему он такой зловещий?

— Это Дикий лес. Сам я в нем не бывал, но слышал о том, что в этом лесу происходят какие-то загадочные, а порой даже страшные, истории, — объяснил эльф чичяврику.

У Клайма сразу же зачесался нос. Это был первый признак того, что ему ужасно хочется что-нибудь разузнать. Придвинувшись поближе к Сонгвелу, чичяврик начал задавать вопросы.

— А какие истории происходят в Диком лесу?

— Говорят, что если кто-нибудь попадает туда, то назад уже никогда не возвращается.

— Но ведь кто-то должен жить в этом лесу?

— Я не знаю. Но слышал, что в самом центре Дикого леса живут маленькие черные человечки. Они очень злобные и ни с кем не дружат. — Сонгвел задумался на мгновение, а потом добавил: — Вообще в этом краю Дримландии места необыкновенные и таинственные.

Клайм начал подпрыгивать на месте от нетерпения. Его глаза восторженно блестели. Вопросы посыпались из него, как сушеный горох из порванного мешка.

— А что значит — «места необыкновенные»? Почему они таинственные? Что там происходит? Давайте посмотрим сами…

— Нет, нет! — все дружно запротестовали и набросились на Клайма. — Ты что — забыл? Мы же едем в Восточную гавань, и у нас нет времени отвлекаться на пустяки.

— Ничего себе «пустяки»! — возмутился чичяврик. — Это же таинственные места! Там должно быть много всякого интересного и любопытного. Эх, вы… Клайм с сожалением махнул рукой и снова обратился к эльфу:

— Скажи, Сонгвел, как называются эти места?

— Про Дикий лес я тебе уже рассказал все, что знаю. Дальше, между ним и Кряжистыми горами, лежит местность, которая называется Глухой Угол…

— А что там, в этом углу?

— Говорят, там живут привидения.

— Ух ты! — восхищенно воскликнул Клайм. — Настоящие?

— А какие же еще?

— Вот бы посмотреть на них хоть краешком глаза…

— Я думаю, что это опасно. К. тому же рядом с Глухим Углом лежат Туманные земли.

— А что там интересного?

— Никто не знает, что творится в Туманных землях, потому что никогда, даже в самый жаркий солнечный день, там не рассеивается густой туман, в котором невозможно ничего разглядеть.

— Так может, там ничего нет? — предположил Клайм. — Подумаешь, туман! Что я — тумана не видел? Вот у нас, в Серебристом лесу, по утрам такие туманы бывают — густые, как сметана, и то ничего.

Сонгвел понизил голос и осторожно оглянулся на виднеющийся вдалеке Дикий лес.

— Здесь туман другой, он заколдованный.

— Как это — заколдованный? — удивился чичяврик.

— А так: если кто-нибудь пытается войти в него, то туман становится упругим, как резина, и отталкивает незваного гостя. А еще оттуда раздаются какие-то звуки. Словно там рычит и ворочается ужасное чудовище.

У Клайма от изумления глаза стали и вовсе круглыми. Он так растерялся, что даже перестал задавать вопросы.

Сонгвел снова повернулся к Мерилли, и они принялись оживленно о чем-то беседовать. Смайли плела венок из собранных вдоль дороги полевых цветов. Толстяк Латролль мирно дремал, прислонившись спиной к ящику. А Дрори и Дэнсвел рассказывали друг другу разные истории из жизни мореходов и о морских путешествиях.

Один лишь Клайм задумчиво смотрел на удаляющийся Дикий лес. Время от времени он бормотал себе под нос:

— Интересненько… любопытненько…

Дорога поднялась на пригорок, и впереди открылся изумительный вид. Берег плавной подковой огибал уютный залив, в котором находилось множество кораблей. Мачты стояли так густо, что напоминали лес, только без листьев. Между кораблями и берегом сновали верткие лодочки. Солнечные лучи отражались в волнах залива и мигали, словно играли в прятки.

Вдоль берега расположился небольшой городок. Дома в нем были самые ранообразные. Здесь можно было увидеть добротные домики троллей с круглыми окошками и обязательной печной трубой. По соседству с ними расположились высокие стройные дома эльфов, с резными украшениями и островерхими крышами. Кое-где попадались и основательные приземистые дома гномов, крытые красной черепицей. Встречались и вовсе уж не известно чьи дома. Таких Клайм еще никогда не видел.

Вскоре въехали на центральную улицу города. Надобно сказать, что мореходы вовсе не какой-нибудь отдельный народ, как, скажем, гномы или эльфы. Вовсе нет. Просто здесь с давних времен собирались представители всех народов, которые любили море и мечтали плавать на кораблях, поэтому всех жителей Восточной гавани называли мореходами.

Путешественники подъехали к белому домику с ажурными балконами и высокой крышей. На шпиле маленькой башенки, что венчала верхний этаж, гордо развевался зеленый вымпел, на котором искусной рукой было вышито дерево с серебристыми листьями.

Из домика выбежала розовощекая улыбающаяся эльфина. Она всплеснула руками и воскликнула:

— Смайли! Мерилли! Дорогие мои подружки, как я рада вас видеть!

Эльфины спрыгнули с тележки и обнялись с подругой. Вслед за ними подошли остальные путешественники.

— Знакомьтесь! Это наша приятельница Финли, — представила хозяйку дома Смайли. — А это — Дэнсвел, Сонгвел, Латролль, Дрори и Клайм.

Каждый из гостей по очереди подходил к Финли и почтительно целовал ей ручку. Последним подошел Клайм. Он чмокнул хозяйкину руку и тут же задал вопрос:

— Это правда, что ваш муж плавает на корабле?

Все дружно рассмеялись.

— Сразу видно чичяврика! — Финли взяла подружек под руки и добавила:

— Конечно, правда. Но обо всем остальном сам его расспросишь, когда вернется.

— А когда он вернется и откуда? — не удержался Клайм.

— Вечером! Больше никаких вопросов! — Финли шутливо погрозила ему пальчиком. — Потерпи до вечера.

Она повернулась к остальным гостям: — А теперь, друзья, идемте в дом. Вы устали с дороги, вам нужно отдохнуть.

Путешественники выгрузили ящики с подарками и распрягли розовых пони, которые сразу же ускакали на причал любоваться кораблями.

Войдя в дом, Клайм позабыл обо всем на свете. Он ходил по комнатам разинув рот и только ахал от восхищения. Да и было отчего: дом украшали разнообразные раковины самых причудливых расцветок и невероятных форм. Таких чичяврик не видел даже на берегу океана, когда был в Забытой стране.

В одной из комнат он обнаружил большую клетку, накрытую темной тканью. Внутри нее что-то шевелилось и пощелкивало.

— Кто там? — обратился Клайм к клетке.

— Кто там? — прозвучало в ответ.

Чичяврик осторожно приподнял ткань. В клетке сидела большая птица. Она была белая, перья на крыльях с серыми разводами, а голову украшал розоый хохолок, который то поднимался, раскрываясь веером, то опадал. Птица смотрела на чичяврика хитрым глазом.

— Ты кто? — спросил Клайм.

— Ты кто? — вместо ответа спросила птица.

— Я — Клайм. А ты кто?

— Я — Клайм. А ты кто?

Чичяврик подошел вплотную к клетке и строго посмотрел на невежливую птицу.

— Ты что, дразнишься?

— Ты что, дразнишься?

Клайм рассердился.

— Ты — глупая птица! Пугало огородное! Чучело говорящее!

Птица склонила голову набок, оценивающее осмотрела чичяврика и коротко ответила:

— Сам дурак!

После этого она повернулась к растерявшемуся Клайму хвостом и принялась чистить перышки, потеряв всякий интерес к незадачливому посетителю.

— Клайм! Ты где? Иди к нам, тебя все ждут.

Чичяврик еще раз взглянул на необычную птицу и вышел из комнаты.

Мерилли озабоченно спросила:

— Что случилось, Клайм? Ты чем-то расстроен?

— Да все эта птица противная! — махнул рукой чичяврик. — Она меня дураком обозвала…

— Какая птица?

— Это, наверное, наш Джокер, — усмехнулась Финли. — Он большой шутник. Мой муж привез его с Острова говорящих птиц, и теперь он живет у нас.

Она повернулась к Клайму и спросила:

— Может быть, ты его чем-нибудь обидел? Вообще-то у нас мирный, просто очень, любит всякие шутки и розыгрыши.

— Может быть, ты его чем-нибудь обидел? Вообще-то у нас мирный, просто очень, любит всякие шутки и розыгрыши.

Клайм опустил голову и буркнул:

— Зачем это мне его обижать? Я и не собирался.

— А можно нам посмотреть на эту птицу? — спросил Дрори.

— Конечно! — ответила Финли. — Идите за мной.

Гости прошли в другую комнату и подошли к клетке.

— Здравствуй, Джокер! — обратился к птице Латролль.

— Я не Джокер!

— А кто же ты?

— Я — пугало огородное! Я — чучело говорящее!

— С чего ты взял? — удивилась Финли.

— Так сказал Клайм! — ответил Джокер и покосился на чичяврика, который покраснел до кончика своего любопытного носа и не знал, куда деваться от стыда.

— Ну, теперь все понятно… — укоризненно покачала головой хозяйка дома и взъерошила рукой непослушные волосы на голове растерянного Клайма.

— Ладно уж. Идемте все к столу. Проголодались, наверное, с дороги.

Гости расселись вокруг большого круглого стола, и Финли принялась потчевать их всевозможными вкусными угощениями. Чего там только не было! И пончики с малиновой начинкой, и апельсиновые дольки в шоколадной глазури, и заварные пирожные со взбитыми сливками, и медовые леденцы, и еще много-много всяческих вкусных вещей… Воистину Финли была мастерицей по части приготовления сладостей.

 

ОСТРОВ  ВЕЛИКАНОВ

Когда на улице стемнело, вернулся хозяин дома. Его звали Хэндсвел. Познакомившись с гостями, он пригласил всех на терассу. Там, удобно расположишись в мягких креслах, гости поведали о своих приключениях в пути и показали подарки, которые они приезли с собой. Хэндсвелу все очень понравилось, а особенно новый парус с вышитым на нем сребристым деревом. Он сердечно поблагодарил друзей за подарки, рассказал о жизни мореходов, а затем сообщил:

— Завтра мой корабль отправляется в плавание к Острову великанов. Мы поплывем под этим новым парусом.

Эльф Дэнсвел обратился к хозяину дома:

— Уважаемый Хэндсвел! Я уже давно мечтаю стать мореходом и отправиться в морское плавание. Возьмите меня с собой!

Хэндсвел окинул Дэнсвела оценивающим взглядом и удовлетворенно улыбнулся.

— Ну что ж, мы, мореходы, всегда рады новым товарищам. Поплывем завтра на моем корабле.

— А я? — умоляюще воскликнул Клайм. — Как же я? Мне ведь тоже хочется увидеть, великанов. Я столько проехал и теперь что же — буду сидеть на берегу? Ну пожалуйста, возьмите и меня с собой…

— Хорошо, — ответил Хэндсвел, немного подумав. — Только учти: морское плавание — это не веселая прогулка. Я чичявриков знаю! Везде свой нос суете, а потом приходится вас выручать.

— Я не буду совать свой нос никуда! Буду послушным и тихим, как мышка.

— Обещать-то ты горазд, как я посмотрю. — усмехнулся мореход. — Выйдем в море — там увидим, как ты сдержишь свое обещание.

От радости Клайм чуть не пустился в пляс. Глаза его от удовольствия блестели, а уши от нетерпения слегка подергивались.

— А как… — начал было, он, но спохватился и испуганно зажал рот рукой.

Увидев это, Хэндсвел покачал головой, но ничего не сказал, а лишь лукаво ухмыльнулся.

Вскоре все отправились отдыхать. Клайм, лежа в постели, от волнения не мог сомкнуть глаз.

— Завтра я поплыву на самом настоящем корабле, — восторженно шептал он. — Я увижу великанов! Жалко, Брегона нет. Интересненько, что он сейчас делает? Наверное, спит. Ничего, вот вернусь домой — тогда и расскажу ему все. То-то он удивится!

Клайм повернулся на бок, мечтательно вздохнул и уснул со счастливой улыбкой на лице.

Утром Хэндсвел, Дэнсвел и Клайм отправились на корабль.

Чичяврик шагал за мореходом с гордо поднятой головой, на которой красовалась морская шапочка с помпоном. Он представлял себя знаменитым капитаном, отправляющимся в дальнее морское плавание на поиски неизведанных земель.

Поднявшись на корабль, Хэндсвел распорядился укрепить на мачте новый парус, и вскоре судно под восторженный гул зрителей, стоящих на берегу, вышло в открытое море.

Свежий ветер наполнил парус, и корабль начал набирать скорость. Крикливые чайки, провожая мореходов, долго кружились над мачтой. Они то поднимались высоко, почти до самых облаков, то стремительно падали вниз, срывая крыльями пену волн.

Клайм устроился возле мачты и с любопытством наблюдал за работой мореходов. Дружно взявшись за канаты, они подтянули и закрепили парус. Часть команды была занята уборкой палубы, а новичок Дэнсвел и еще несколько мореходов начищали до блеска всякие медные ручки и скобы. Вскоре корабль сверкал чистотой. Хэндсвел удовлетворенно потер руки.

— Теперь порядок! — сказал он. — Не стыдно будет показаться у наших друзей великанов.

Чичяврик сдерживался, как мог, но все же не утерпел.

— А можно задать один вопросик?

— Можно, — добродушно улыбнулся Хэндсвел. — Спрашивай.

— Зачем мы плывем на Остров великанов?

— Как это — зачем? — удивился мореход. — Мы плывем за новыми мечтами.

— А что, на этом острове растут мачты?

— Эх ты! Не знаешь, откуда мачты берутся… Ладно, я тебе сейчас все объясню. Мачты для нас делают великаны из корабельной сосны. А такие сосны растут только на этом острове. Понятно?

— Еще бы. Только не понятно, как великаны их делают.

— Это ты сам увидишь, когда приплывем.

Клайм почесал нос, и, видя что Хэндсвел находится в хорошем настроении, продолжил свои расспросы.

— А великаны злые?

— С чего это ты взял? Нет, они добрые.

Мореход рассмеялся и потрепал Клайма по вихрастой голове.

— Великаны очень большие и немножко неуклюжие. Они не хотят причинять нам вреда. Ведь если бы они жили в самой Дримландии, то могли бы случайно на кого-нибудь наступить или повредить чей-то дом.

— Ну, теперь-то мне все понятно.

В это время корабль проплывал мимо большого острова, покрытого густым лесом, над которым летали разноцветные птицы.

Клайм оживился.

— Это Остров великанов?

— Нет. Это Остров говорящих птиц.

— Может быть, мы остановимся здесь ненадолго?

— Как-нибудь в другой раз. Разве ты забыл, что мы плывем за новыми мачтами?

Вдруг на палубу выплеснулась волна и рядом с бортом появилась большая влажная спина. Это был кит.

— Это же Баррел! — обрадовался чичяврик.

— Привет, Клайм! — прогудел кит. — Куда путь держишь?

— На Остров великанов. А как твои зубы — не болят?

— Нет. Спасибо Ори и Глори! Передавай им от меня большой привет и Брегону тоже!

— Обязательно передам! — воскликнул Клайм и помахал рукой на прощанье.

Баррел выпустил водяной фонтан, взмахнул хвостом и скрылся под водой. Хэндсвел с удивлением посмотрел на чичяврика.

— Откуда ты знаешь Баррела? — спросил он.

— Да так, встречались однажды, когда я вместе с друзьями путешествовал по Забытой стране.

Мореход еще раз окинул взглядом Клайма. Но теперь он смотрел на чичяврика с явным уважением.

— Так ты, оказывается, не первый раз путешествуешь?

В этот момент раздался крик Дэнсвела.

— Земля! Там, впереди — земля!

— А вот это уже Остров великанов.

Хэндсвел вышел вперед и объявил:

— Всем приготовиться! Сейчас будем причаливать.

Через некоторое время корабль пристал к берегу.

Остров был очень небольшой. Со всех сторон его окружали скалистые горы, на склонах которых росли ровные высокие сосны. Между горами виднелась широкая дорога. Она шла от берега в глубь острова. По дороге, направляясь к кораблю, шагали два великана. Увидев их, Клайм от удивления разинул рот.

— Вот это да! — только и смог сказать он.

Да и было отчего удивиться. Великаны были такие огромные, что на ладони каждого из них могло поместиться несколько чичявриков одновременно.

Великаны подошли ближе, и Клайм увидел, что они принесли с собой новые мачты.

Мореходы поприветствовали хозяев острова и принялись грузить мачты на корабль. Когда закончили погрузку, на палубу выкатили огромные бочки с медом.

Хэндсвел обратился к великанам:

— Друзья, примите от нас в знак благодарности этот мед.

Великаны вежливо поблагодарили мореходов и взяли бочки, которые в их больших руках казались игрушечными. Вдруг из глубины острова раздался громкий рев и грохот.

— Что это? — спросил Хэндсвел.

— Это кричит бедняга Хьюдж. Ему очень больно, — с сочувствием произнес один из великанов.

— А что с ним случилось?

— Он делал мачту. и одна щепка попала ему в глаз…

Клайм подошел поближе к великанам и, задрав голову вверх спросил:

— Почему же вы не поможете ему? Нужно просто вытащить ее.

Великан растерянно развел руками.

— Мы не можем ему помочь, потому что щепка такая маленькая, что мы даже не видим ее.

— Давайте я попробую помочь Хьюджу, — вызвался чичяврик.

Великан с любопытством посмотрел на Клайма, а затем наклонился к нему и подставил ладонь.

— Забирайся, малыш. Я отнесу тебя к Хьюджу, может быть, ты и в самом деле сможешь помочь бедняге.

Клайм взобрался на руку гиганта и увидел, как земля уплывает куда-то вниз.

Великан бережно понес чичяврика в глубь острова.

Клайму было немножко страшно. Крепко вцепившись в толстые пальцы великана, он, превозмогая страх, наконец выглянул из ладони. Мимо мелькали сосны, росшие на склонах гор, а впереди виднелась уютная зеленая долина, посреди которой находилось красивое озеро, возле которого на большом плоском камне сидел великан. Он раскачивался из стороны в сторону и ревел от боли. Иногда он хватал камни и в бессильной ярости разбивал их друг о друга.

Великан, который нес Клайма, подошел к ревущему гиганту.

— Эй, Хьюдж! Тут к тебе доктор пришел.

Хьюдж мгновенно умолк и принялся озираться по сторонам.

— Где же он?

— Да тут я, тут! — воскликнул чичяврик, выглядывая из ладони.

Хьюдж приблизил свое лицо к Клайму и принялся с удивлением разглядывать его.

— Ты такой маленький, — разочарованно произнес он. — Чем жы ты можешь мне помочь?

— Это ничего, что я маленький. Зато я уже вижу ту щепку, которую никто из вас не смог разглядеть. Потерпи немного — сейчас я ее вытащу.

Чичяврик покрепче ухватился за нее и резко потянул. При этом он свалился с ладони и полетел вниз. Но Хьюдж поймал на лету своего спасителя. Клайм даже не успел испугаться.

Великан радостно завращал глазами, закрывая и открывая их.

— Не болит! — заявил он наконец, с восхищением глядя на Клайма. — Спасибо тебе, малыш. Ты спас меня от ужасной боли. Проси у меня все, что только пожелаешь!

Чичяврик моментально навострил уши.

— А можно — я несколько вопросиков задам?

— Ну конечно, мой маленький друг! — добродушно согласился Хьюдж.

Вот уж когда Клайм отвел душу! Он задал великану тысячу вопросов: и о том, почему великаны такие большие, и что они едят, и где спят, и множество других… Но Хьюдж терпеливо на них отвечал и даже пронес любопытного чичяврика на своем могучем плече по всему острову, показывая все, что интересовало Клайма.

Уже на берегу моря, прощаясь со своим спасителем, великан протянул ему ладонь, на которой лежал какой-то кривой зуб с дырочкой посредине.

— Возьми от меня в подарок этот зуб, — сказал Хьюдж. — Он не простой. Это волшебный драконий зуб. Если ты попадешь в беду, подуй в эту дырочку — и я приду к тебе на помощь, где бы ты ни находился. Береги его.

Клайм попрощался со своим новым другом. Мореходы подняли парус, и корабль отправился в обратный путь.

 

СВАДЬБА  ЭЛЬФОВ

Погостив немного у гостеприимных мореходов в Восточной гавани, Клайм, Смайли, Мерилли и Сонгвел отправились домой, в Серебристый лес. Дэнсвел остался в Восточной гавани. Он решил стать мореходом и плавать вместе с Хэндсвелом. Дрори захотел написать еще несколько картин и сказал, что вернется попозже. А Латролль задержался у дядюшки, заявив, что приедет вместе с Дрори.

На обратной дороге обошлось без приключений. В Долине роз друзья проведали фею Аннабель и рассказали ей о том, что с ними произошло. Напоследок они пригласили ее в гости на свадьбу Мерилли и Сонгвела, которые теперь уже не разлучались ни на минуту. Аннабель с благодарностью приняла приглашение и обещала быть.

Доехав до развилки дороги, друзья расстались, договорившись встретиться на следующий день.

Эльфы поехали во дворец королевы, а Клайм побежал искать Брегона.

Увидев друга, Брегон очень обрадовался и набросился на Клайма с расспросами:

— Ты где пропадал? Я уже с ног сбился, разыскивая тебя. Тут столько интересного было! Я наконец-то выследил этого хитрющего енота Дасти и знаю, как он раков ловит. У оленихи Керри родились детки! Я их уже видел. А еще гномы собираются прорубить ход на ту сторону Кряжистых гор и исследовать Снежный край. А эльфы… — Брегон остановился, недоуменно глядя на друга. — Погоди, а где ты был все это время?

Клайм с довольным видом уселся на старое бревно и принялся рассказывать о своих приключениях.

Брегон слушал, замерев от восхищения. Под конец Клайм показал другу драконий зуб.

— Ух ты! Неужели он в самом деле волшебный? — Бретон протянул руку к зубу. — Давай проверим. Дунем в него разочек — а вдруг он не работает.

— Нет, нет. Хьюдж сказал, что им нужно пользоваться лишь в самом крайнем случае.

Клайм достал из кармана тонкий шнурочек, продел его в зуб и повесил себе на шею.

Через две недели во дворце королевы Эвели состоялось торжество по случаю бракосочетания придворной эльфины Мерилли и расколдованного эльфа Сонгвела. Собрались гости со всех концов Дримландии. Были тут и гномы, и тролли, и фишмены.

Из Восточной гавани вернулись Латролль и Дрори. Гном подарил жениху и невесте свою последнюю картину, на которой белые чайки кружились над кораблем. Приехали и Финли с мужем. Из Долины роз прибыла фея Аннабель. Конечно же, были здесь и вездесущие чичяврики — уж они-то не могли пропустить такое замечательное событие.

Клайм сразу же приметил среди них симпатичную чичявричку. Ее миленькое личико обрамляли огненно-рыжие кудряшки, а черные любопытные глазенки так и стреляли по сторонам.

Клайм толкнул Брегона локтем в бок.

— Кто это?

— Где? — Брегон повернул голову, пытаясь увидеть того, о ком его спросил друг.

— Вон там. В рыжих кудряшках.

— А-а… так это же Таффи, дочка старого Рулла.

— Таффи… — Клайм медленно повторил имя и удивился. — Почему я никогда раньше ее не замечал?

В это время чичявричка заметила двух приятелей и решительно направилась к ним.

— Привет! — сказала она, приблизившись. — Вы-то мне и нужны!

— Зачем? — удивленно переглянулись друзья.

— У меня есть к вам предложение. Вы любите приключения?

— Еще бы! — хором воскликнули чичяврики.

— Хорошо. Значит завтра отправляемся в путь.

— А куда?

Таффи хитро улыбнулась.

— Завтра и узнаете. А сейчас идемте веселиться.

Она подхватила Клайма и Брегона под руки и повела их к шумному кругу танцующих гостей.

Так закончилось путешествие в Восточную гавань и обратно. Но приключения Клайма и его друзей на этом не завершились. Сами подумайте — разве могут жить чичяврики без приключений?!

Поделиться сказкой с друзьями:
Добавить комментарий
Читать сказку "Анатолий Валевский — Сказки Кряжистых гор – 03 «Закалдованный эльф»" на сайте РуСтих онлайн: лучшие народные сказки для детей и взрослых. Поучительные сказки для мальчиков и девочек для чтения в детском саду, школе или на ночь.